Кавказский тигр: на чем растёт промышленность Дагестана

Дагестан второй год подряд показывает лучшие результаты роста промпроизводства в России. Высокую динамику обеспечивает гособоронзаказ.

Индекс промышленного производства Дагестана по итогам 8 месяцев 2017 года составил 135%. Аналогичный рост был по итогам прошлого года — 136%. По данным министерства промышленности республики, рост в основном обеспечили несколько оборонных предприятий Дагестана, которые в ближайшие годы должны направить свои силы на создание большого сектора гражданской продукции. Гражданские же предприятия пока не показывают выдающихся результатов в связи с отсутствием новых проектов.

Одинокие стальные «газели»

За последние три года индекс промпроизводства Дагестана вырос в 2,2 раза. Лидеры роста в республике — три предприятия, задействованные в оборонной промышленности: «Концерн КЭМЗ» (рост производства за 8 месяцев с начала года в 2,4 раза), АО «Завод Дагдизель» (в 1,9 раза), АО «Завод им. Гаджиева» (в 1,2 раза). Как сообщил начальник управления промышленности и инноваций министерства промышленности Республики Дагестан Магомеднаби Муртузалиев, их рост сопровождался резким ростом объёмов государственного оборонного заказа — вдвое по сравнению с прошлым годом.

По его словам, в остальном рост промпроизводства республики поддерживают несколько успешных гражданских заводов, но это скорее единичные примеры. В частности, Магомеднаби Муртузалиев привёл в пример Каспийский завод листового стекла (КЗЛС), который пережил процедуру банкротства и под внешним управлением нарастил выручку по итогам 2016 года на 48% до показателя в 3 млрд рублей. Также чиновник отметил ООО «Мараби», открывшее в прошлом году завод по производству керамогранита и керамической плитки, и «Дагстеклотару», восстановившую производство стекловолокна. Тем не менее, львиную долю роста обеспечивают именно оборонные предприятия.

Директор Института социально-экономических исследований Дагестанского научного центра РАН Сергей Дохолян считает, что за 5 лет в республике был реализован лишь один крупный инвестиционный проект, не связанный с оборонной промышленностью, тот самый КЗЛС, но и у него были серьёзные сложности. Так, завод был открыт в 2013 году, а уже в 2015 году подал заявление в Арбитражный суд Дагестана о признании себя несостоятельным. Причиной стали как возросшие в связи с курсом доллара долги перед ВЭБ, так и инфраструктурные сложности. Впрочем, в прошлом году внешнее управление завода отчиталось о первой прибыли, но рост выручки у предприятия на последующие годы заложен более чем скромный: 2–3% в год. «Развитие КЗЛС сейчас должно быть связано с развитием инфраструктуры. Подвоз сырья на предприятие производится из Ульяновской области, что, конечно, довольно дорого. Тем не менее, проект, который связывают с именем Сулеймана Керимова, действительно инновационный, и я верю, что у него большой потенциал», — говорит Сергей Дохолян. Другие надежды по возрождению промышленности Дагестана он возлагает на диверсификацию продукции оборонных заводов, которая связана с непредсказуемыми объёмами оборонзаказов.

«Рост и наличие гособоронзаказа позволяют предприятиям провести технологическую модернизацию оборудования, которое можно использовать для выпуска гражданской продукции. И такая задача ставится, — поясняет Магомеднаби Муртузалиев. — Мы будем работать над выполнением требования президента по наращиванию доли продукции гражданского назначения в секторе ОПК до 50 процентов, сейчас же эта доля составляет 20-25 процентов». По его данным, самым успешным предприятием в этом направлении является «Концерн КЭМЗ», который провёл масштабную модернизацию производства, а также «Завод им. Гаджиева», который сейчас растёт за счёт собственных импортозамещающих разработок, главным образом, винтового погружного насоса для малодебетовых нефтяных шахт.

Авиастроение помогает автопрому

По данным министерства промышленности, самым успешным предприятием Дагестана является «Концерн КЭМЗ». На самом Кизлярском электромеханическом заводе озвучивать свою выручку за 2016 год не стали, но в отчётах компании указывается выручка за 2015 год — 2,8 млрд рублей. Также компания сообщала, что в 2016 году выручка от реализации продукции увеличилась на 133%, что позволяет вычислить выручку в прошлом году: порядка 6,5 млрд рублей. При этом объём произведённой продукции концерна с начала года вырос в 2,4 раза (за первые полгода объём продукции в стоимостном выражении составил 3 млрд рублей). Несколько меньший, но заметный рост показывает и направление гражданской продукции предприятия, которое, помимо авиационного оборудования, выпускает целый ряд продуктов народного потребления.

Как сообщил начальник отдела рекламы и реализации товаров народного потребления Кизлярского электромеханического завода Абдусалам Халилов, в течение последних трёх лет ежегодный рост объёмов реализации гражданской продукции концерна составил 20-25%: «Рост пошёл, когда мы запустили линии по производству запчастей для “КамАЗа”, “АвтоВАЗа” и “Урала”. Но основной причиной роста концерна является техническое вооружение 80 процентов всех собственных мощностей и освоение ряда импортозамещающих изделий — балочных держателей и замков, авиационных катапультных и пусковых устройств. В прошлом году мы запустили серийное производство этих изделий». Также КЭМЗ — единственный в республике производитель энергосберегающих ламп (объём производства до 3 млн ламп в год), он же занимается и их утилизацией.

Для выполнения же возросшего объёма оборонных заказов в 2015 году концерн ввёл в эксплуатацию собственный филиал «Авиамеханический завод» в Каспийске. Предприятие выпускает авиационное оборудование. Также концерн совместно с Московским авиационным институтом разрабатывает многоцелевой четырёхместный двухдвигательный самолёт двойного назначения. Первые модели уже были показаны на выставке в Москве, но серийное производство на данный момент только планируется.

Коммунальные задвижки и глубинные насосы

О высокой доле гражданской продукции в общем объёме производства также рассказывает ещё один член тройки лидеров роста 2017 года, АО «Завод им. Гаджиева». Если «КЭМЗ» — это авиастроение, то «Завод им. Гаджиева» — это судостроение. Для сектора ОПК предприятие поставляет электрогидравлические рулевые машины и другое судовое оборудование, а на гражданский рынок завод вывел оборудование для нефтедобывающих предприятий (глубинные насосы) и оборудование для ЖКХ: задвижки для трубопроводов горячего и холодного водоснабжения. По данным начальника отдела сбыта завода Пирмагомеда Маматова, доля гражданской продукции в общем объёме производства составляет почти 50%.

«Если в прошлом году доля гражданской продукции составляла 42 процента, то в этом году мы уже достигли показателя 48,7 процента, — рассказывает Пирмагомед Маматов. — Причём из этих процентов около 21 приходится на глубинные насосы. Их производство мы значительно расширим после завершения строительства нового завода — там им будет уделяться особое внимание. Кроме того, мы их постоянно модернизируем, чтобы они оставались конкурентоспособными». По его словам, единственным заказчиком глубинных насосов предприятия на данный момент является «ЛУКойл», но сейчас ведутся переговоры и с «Роснефтью». Стоит отметить, что, говоря о продукции завода, Магомеднаби Муртузалиев упоминал, что глубинные насосы «Гаджиева» поставляются взамен немецкого оборудования, и что этот проект полностью импортозамещающий.

«Переговоры ведутся уже несколько лет, но дело в том, что “Роснефть” сейчас практически не занимается выработанными малодебетовыми шахтами, для которых разрабатывалась наша продукция, — добавляет Пирмагомед Маматов. — Но мы уверены, что они рано или поздно ими займутся. В таком случае мы не просто выполним указ президента о доле гражданской продукции, но и значительно его перевыполним». По данным «СПАРК-Интерфакс», «Завод им. Гаджиева» по итогам 2016 года заработал 591 млн рублей, увеличив объём выручки на 55%. На данный момент предприятие реализует программу «Техническое перевооружение и расширение заготовительного производства АО “Завод им. Гаджиева”» стоимостью 600 млн рублей, в рамках которых строит новую производственную площадку за пределами Махачкалы, куда переведёт своё производство.

Торпедам здесь не место

Третий член тройки лидеров роста, завод «Дагдизель», резко отличается от остальных представителей дагестанской оборонки. Во-первых, предприятие не может похвастаться стабильным ростом. Так, в 2013 году завод показал выручку в размере 1,7 млрд рублей против 71 млн рублей в 2012 году. В последующие годы выручка завода составила 219 млн рублей (2014 год), 417 млн рублей (2015 год), а в 2016 году «Дагдизель» снова показал рекордные 1,8 млрд рублей выручки. Во-вторых, предприятие не нарастило, а наоборот — практически полностью свернуло производство гражданской продукции.

Для ОПК завод производит торпеды, промышленные и судовые дизельные двигатели, а также судовую арматуру. В списке гражданской продукции на официальном сайте предприятия значатся только колёсные опоры для мебели, а также несколько наименований сельхозтехники и строительного оборудования, однако и это можно сделать лишь индивидуально. «Сегодня мы полностью прекратили работу “на склад”, что-либо для гражданских предприятий делаем только под заказ, — поделился начальник отдела материально-технического снабжения, маркетинга и сбыта “Дагдизель” Магомедзакир Халилов. — Но и этого объёма практически нет, я даже затрудняюсь назвать долю гражданской продукции».

По его словам, «Дагдизель» сейчас работает в основном на оборонную промышленность, откуда из-за специфики номенклатуры перенаправлять финансы на другие отрасли «не получится». В ответ на слова из министерства промышленности, что к 2030 году предприятия ОПК должны нарастить долю гражданской продукции до 50%, в «Дагдизеле» сообщили, что это возможно только при серьёзном финансировании. На данный момент предприятие осуществляет программу коренной технической модернизации, общая стоимость которой составляет 1,9 млрд рублей, однако новая продукция, которая будет производиться по итогам программы, также относится к оборонному сектору.

Туманность ОПК

Несмотря на высокие результаты, которые зафиксировала статистика в последние полтора года, Сергей Дохолян предлагает осторожно относиться к этим результатам: «Промышленность республики очень сильно пострадала в девяностых. Дагестан давно потерял статус индустриального региона. Поэтому, когда сегодня говорят об успехах промышленности, нужно быть немного скромнее: если в советское время промышленность давала до 35-40 процентов налоговых поступлений в бюджет республики, то сейчас это 6-8 процентов. Кроме того, в республике за 25 лет не было реализовано ни одного серьёзного высокотехнологичного проекта, кроме КЗЛС».

По его мнению, в случае сокращения оборонзаказа, что нередко случалось в последние годы, темпы роста промышленности в республики могут снизиться вплоть до 2–3% в год, то есть будут формироваться только под влиянием инфляции. «Оборонные предприятия на данный момент остро зависят от внешнего заказа, они борются за выживание, — поясняет г-н Дохолян. — Яркий пример — “Дагдизель”, который фактически был спасён волевым политическим решением после визита на завод вице-премьера Дмитрия Рогозина в 2015 году. Единственным серьёзным исключением, на мой взгляд, из этого правила является КЭМЗ, где действительно удалось совместить выпуск гражданской и военной продукции в достаточном объёме для стабильной работы».

Продукция «Дагдизеля» не выходит за рамки ОПК 056_expertjug09-1.jpg

Продукция «Дагдизеля» не выходит за рамки ОПК

По мнению эксперта, для развития большинству предприятий необходимо провести глобальную модернизацию производства, чтобы была возможность выпускать современную продукцию как для новых оборонных заказов, так и на гражданский рынок. «В рамках оборонзаказа предприятия действительно могут получить возможность на модернизацию, — отметил Сергей Дохолян, говоря о возможности роста оборонных предприятий. — Но конкретно сейчас многие сильные заводы, наоборот, находятся в тяжелейших условиях. “Завод им. Гаджиева” переносят за черту города, “Авиаагрегат” получил банкротный иск, “Дагдизель”, будучи сугубо военным заводом, не может вывести продукцию на гражданский рынок».

Личности взамен инфраструктуры

Обсуждая примеры успешных предприятий, собеседники «Эксперта ЮГ» сходились во мнении, что практически всеми достижениями дагестанские предприятия обязаны какому-то конкретному лицу. Так, Кизлярский электромеханический завод выжил благодаря генеральному директору предприятия Ибрагиму Ахматову. В частности, Абдусалам Халилов утверждает, что именно его усилиями завод провёл необходимые реформы и модернизацию в трудные годы. Подтверждает это и Сергей Дохолян: «Успехи КЭМЗ — это огромная заслуга директора завода, Ибрагима Ахматова. Он начал заниматься перспективным развитием завода уже в 90-е годы, не только сохранив, но и преумножив оставшееся после Советского Союза производство».

Рост «Завода им. Гаджиева» связывают с нынешним директором Абдулвагабом Папалошовым, который, по словам собеседников, сумел сохранить предприятие в условиях серьёзного давления — территория завода расположена в центре Махачкалы, и завод неоднократно обвиняли в нарушении экологических норм. Как отмечали эксперты, эта территория является особенно привлекательной для застройки. «Дагдизель» мог перестать существовать, если бы не визит Дмитрия Рогозина. Даже единственный крупный гражданский завод «КЗЛС», по словам Сергея Дохоляна, и тот появился благодаря основателю «Нафта-Москва» Сулейману Керимову, а не в результате работы той или иной программы по повышению инвестиционной привлекательности региона.

А вот программа по экономическому развитию региона до 2025 года, а также республиканский приоритетный проект «Новая индустриализация», подразумевающие строительство ряда индустриальный парков, не встретили большого энтузиазма у экспертов. «По программе новой индустриализации видимых результатов сейчас нет, в отчётах по итогам работы программы значатся лишь общие слова, а вводятся только небольшие предприятия размером с цех. С другой стороны, крупные инвесторы в республику не идут, поэтому мы радуемся и таким проектам», — комментирует Сергей Дохолян.

Приоритетный проект «Новая индустриализация», запущенный в 2013 году, должен был полностью изменить структуру экономики Дагестана, сделать упор на промышленность. Однако в отчётах республиканского министерства промышленности по реализации проекта весь список наиболее успешных предприятий как раз и состоит из тех производств, успехи которых эксперты связывают не с самой программой, а с отдельными неординарными личностями и оборонзаказом: ОАО «Концерн КЭМЗ», АО «КЗЛС», ОАО «Завод Дагдизель», АО «Завод им. Гаджиева» и дагестанский филиал московской компании АО «Азимут» (также работает в сфере ОПК). Гражданский же сектор в отчётах программы по большей части просто игнорируется — возможно, именно из-за отсутствия каких-либо заметных результатов.

 

http://expert.ru/south/2017/09/kavkazskij-tigr-na-chem-rastyot-promyishlennost-dagestana/

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

2+



Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение