Вернуть население во власть

 

Расул Кадиев: Преступный мир и кланы – вот реалии нынешнего Дагестана

Суждения известного дагестанского публициста, адвоката и блогера в одном лице Расула Кадиева практически всегда вызывают общественный резонанс, поскольку он не старается дипломатично уходить от острых вопросов, а отвечает на них с предельной прямотой и откровенностью. На днях Кадиев выступил с материалом, посвященным политическому раскладу в современном Дагестане, в котором высказал мысль о том, что досрочная отставка Рамазана Абдулатипова вполне вероятна. И хотя этого не произошло, корпункт ФЛНКА попросил автора публикации пояснить несколько позиций.

К сожалению, ситуация в Дагестане вызывает нарекания как у представителей широкой общественности, так и у культурной элиты. Что нужно изменить в республике, чтобы выйти из кризиса?

Вернуть население во власть. В Дагестане уничтожено участие населения в выработке решений на местном и региональном уровне. «Я!Я!Я!Я!» — такая формула работы дагестанкой власти должна быть заменена на «МЫ». Тогда не будет бунтов населения при избрании глав, как в Буйнакске, Ногайском районе, Кумторкалинском районе и т.д. Тогда не будет необдуманных проектов по строительству музеев, кривых набережных и перекрытий улиц на выходных. Когда ответственность переложена на население, то и обвинять власть некому.

Какой глава на данный момент нужен Дагестану? Силовик? Дипломат? Может быть, варяг, который не станет поддерживать существующие кланы и нынешнюю политическую элиту?

Дагестану нужен руководитель, который сможет вернуть это «дырявое судно» в российское правовое поле. Нынешнее руководство республики с первых дней показывает пренебрежение к законам, юридической процедуре и упрямо держит курс на авторитаризм по восточному типу с портретами, памятниками, бесконечными священными собраниями под предводительством главного «я». В нашей стране, может, не все идеально, но юридическая система, даже не совершенная, лучше, чем беззаконие и его вид – авторитаризм.

Соответственно, Дагестану нужен профессиональный бюрократ, который знает и уважает государственную машину. Это основное качество, а остальные навыки, типа дипломатия, строгость – все должно быть использовано в указанном русле.

Таких людей можно найти и в армии, и в госаппарате. Реже в бизнесе. И естественно, чтобы у этого человека была хоть какая-то положительная репутация, отсутствие клана и т.д. Неожиданную актуальность в последнее время пробрело такое качество руководителя, как умение молча слушать.

Понятно, что Дагестан – наиболее сложный в плане управления регион России в связи с его «многонациональностью». Должен ли учитываться вопрос национальной принадлежности при формировании властных структур – аппарата президента, правительства и так далее?

Это больная тема для «юриста». Что значит сложный и что значит национальный? Мы живем в Российской Федерации, где по Конституции государственные посты занимают не национальные представители, а индивиды, несущие личную ответственность. За воровство чиновника будем сажать его национальность?

Когда ставятся такие вопросы, сразу возникает вопрос о том, что Дагестан не находится в одном правовом поле с Ивановской или Калининградской областью. К сожалению, дагестанские юристы не прибавляют в этом ясности. Например, Конституционный Суд Республики Дагестан в решении от 02 ноября 2016 года, рассматривая процедуры выезда жителей Новолакского района и компенсации за многолетние насаждения и недвижимость, оперирует такими понятиями, как «лица лакской национальности», «лица чеченской национальности» и ссылается на документы, принятые до Конституции РФ. Так мы снова вернемся во времена, когда в сводках будет фигурировать  не гражданин, а национальность.

Созрели ли альтернативные политические силы и гражданская платформа для реального участия в политической жизни республики, а не только на уровне отдельных высказываний экспертов?

Есть такие законы природы, которые нельзя отменить даже законом о порядке проведения митингов. С тех пор как на этой планете появилось более одного человека, появилась и политика. Власть может принять законы о запрете политических партий или кланов и даже запретить взятки, но от этого кланы не исчезнут, а тем более коррупция.

Народ продолжает заниматься политикой, несмотря на отмену прямых выборов. Только в других формах, в виде тайных союзов. А это уже ближе к криминалу, мафии и так далее.

Поэтому, после того как были полностью зачищены легальные формы оппозиции, следует задать вопрос, на что пойдут кланы и мафия при очередном политическом цикле, сколько денег в это будет вброшено, что из этих денег останется в Дагестане, а что уйдет «наверх». Преступный мир и кланы – вот сейчас реальная альтернативная политическая сила, его настоящие реалии.

Их же в Дагестане можно назвать и «гражданской платформой», т.к. без минимальной поддержки населения нелегальные формы политической власти существовать в принципе не могут. Возможно, они вновь начнут приобретать формы «национальных движений».

ФЛНКА

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

2+

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.