В отставку по собственному принуждению

Во вторник после сильного прессинга главы Республики Дагестан, продолжавшегося более полугода, в отставку ушел один из самых крупных и влиятельных лезгинских политиков современности — глава города Дербент Имам Яралиев.

Несмотря на формулировку «по собственному желанию», вынужденный характер ухода чиновника ни у кого сомнений не вызывает. Отчасти это подтверждает информация РИА «Дербент» о том, что Яралиев ушел после беседы Президента Путина с главой Дагестана Рамазаном Абдулатиповым, а также то, что «якобы» бывший уже глава Дербента получит «теплое» место в федеральном министерстве.

В принципе, все это полностью укладывается в традиционную схему работы федерального центра с регионами. Информацию на Имама Яралиева в Кремль занес, очевидно, сам Абдулатипов, как говорят в Дагестане «закинул», тем самым все-таки продавив свое стремление убрать неугодного политика.

О том, что Яралиев неугоден и в очень большой степени неудобен для главы Дагестана известно давно. Абдулатипов выстраивает свою внутридагестанскую вертикаль власти, при которой только он сам будет независимой политической фигурой.

Отметим также, что глава Дагестана, явно намекая на себя, неоднократно заявлял, что «политик в Дагестане только один». Тогда как, личность Яралиева, позиционировавшего себя политиком, влияющим на весь Юждаг, в эту «идеальную схему» Абдулатипова никак не укладывалась.

Поэтому логичным выглядит тот факт, что глава Дагестана с помощью федерального центра убрал не покорившегося ему чиновника.

 На фоне внутридагестанских политических интриг нынешнего главы Дагестана, отчетливо прорисовываются и антилезгинские акценты начатые еще его духовным наставником Абдурахманом Данияловым. 

Ругуджинец Даниялов создал дагестанскую клановую систему — в лице Абдурахмана Даниялова, Расула Гамзатова, Магомеда Максудова и Шахрудина Шамхалова и др., которые практически полностью узурпировали всю власть в республике.

При Даниялове и по его собственной инициативе произошло разделение лезгин на 5 народов, а 6 цезских и 8 андийских народов были окончательно записаны в аварцы. Стремление уменьшить число лезгин и укрепить позиции аварцев явилось продолжением созданной Данияловым же системы национального квотирования и связанной с ней пропорциональным подходом к дележу власти.

Напомним, что при Даниялове жители горных лезгинских сел были насильно переселены из Южного Дагестана на север республики в Хасавюртовский район. Кроме того, в этот период лезгинские села потеряли огромные площади пастбищных земель.

Именно при Даниялове национальными стали буквально все должности в республике — министерства, комитеты, ректораты и т.д. Поскольку пустившая в этом время колоссальные корни коррупция в Дагестане сделала любой чиновничий пост источником огромных доходов.

Однако даже после смерти Абдурахмана Даниялова нашлись успешные продолжатели его «славного дела». Из ярких представителей т.н. «данияловской школы» можно, например, выделить первого президента Республики Дагестан Муху Алиева, недавно отметившего свой 75-летний юбилей. В это время нападки на лезгинские позиции получили новое продолжение.

Напомним, что именно при Муху Гимбатовиче разгорелся скандал вокруг должности главы Управления федеральной налоговой службы по РД. Тогда, в 2008 году аварец Алиев снял руководившего ведомством в течении 9 лет лезгина Назима Апаева. Чиновник написал заявление об уходе по собственному желанию.

Вакантную должность занял Владимир Радченко. Однако его назначение было сорвано усилиями неизвестных, которые похитили его, угрожали расправой и потребовали немедленно покинуть территорию республики.

Эту «акцию» все поспешили назвать проявлением негодования лезгин, которые, якобы, были крайне возмущены тем, что традиционно лезгинская должность была отдана представителям других этносов.

Федеральные СМИ пестрили заголовками типа «лезгины не допускают к работе русского чиновника», «лезгины выгнали русского» и т.д.

За несколько дней до похищения Радченко в Махачкале собралась возмущенная толпа из нескольких сотен человек, поспешно названных лезгинами, заблокировала работу УФНС и перекрыла одну из основных улиц города, протестуя против назначения на должность главы ведомства русского вместо лезгина Назима Апаева.

Однако, как следует из показаний самого Радченко, когда он все же прибыл на место службы и представился своим коллегам, среди которых был и сын тогдашнего президента Республики Дагестан Муху Алиева Гаджимурад Алиев, то между ними завязалась словесная перепалка.

Гаджимурад Алиев, будучи одним из четырех заместителей руководителя республиканской УФНС, в открытую не заявлял своих претензий на пост главы ведомства, однако свое недовольство выбором Москвы нисколько не скрывал. Вообще Гаджимурад Мухуевич вел себя, как полноправный хозяин Дагестана, назначая и снимая с должностей руководителей государственных органов.

Отталкиваясь от этой информации, все убедительней звучит версия о том, что «антирусский» митинг лезгин в Махачкале на самом деле организован аварскими активистами из Хасавюрта.

Что касается самого Назима Апаева, то опытный и успешный руководитель ведомства за время своего правления сумел поднять сумму налоговых сборов по республике с 3 до 15 млрд рублей. Естественно, что такие суммы не могли не привлечь внимание вечно голодных акул дагестанской политики. По этой-то причине и «ушли» лезгина, а на должность главы УФНС республики назначили аварца.

Буквально за несколько месяцев правления Муху Алиева люди из его окружения (т.н. «северный альянс») сумели отправить в отставку неугодного им прокурора республики Имама Яралиева, занимавшего свою должность более 10 лет.

Через несколько лет представители окружения первого президента Дагестана путем нарушения закона и преступных провокаций вмешались в избирательный процесс во время выборов главы Дербента, дабы не дать прийти к власти в городе Имаму Яралиеву.

Правда, к счастью, все старания на этот раз оказались неэффективны — бывший прокурор РД и глава Сулейман-Стальского района все-таки стал мэром Дербента. Практически сразу ушел в отставку и Муху Алиев.

Новый виток давления на лезгинские позиции начался с приходом Рамазана Абдулатипова.

Нынешний глава Дагестана начал свое правление с создания республиканского пантеона неприкасаемых личностей, который он сформировал из аварцев — религиозного деятеля имама Шамиля, государственного деятеля Даниялова и деятеля культуры поэта Расула Гамзатова.

В целом за 2 года у руля Дагестана аварец Абдулатипов задался идеей всячески «пройтись» по лезгину Яралиеву, попутно «прогнув» и сам лезгинский народ.

Напомним, что именно по инициативе Абдулатипова, а не Москвы или Баку, дербентская улица Советская получила название Гейдара Алиева. Об этом глава Дагестана лично заявил во время одной из пресс-конференций.

Что важно, сделал он это специально, чтобы посеять зерно недоверия между лезгинами и азербайджанцами, дербентские общины которых могли бы прекрасно договориться и без его посредничества, зная, что из его уст это предложение будет принято лезгинской общественностью негативно.

В «благодарность» за это азербайджанская сторона обещала капитально отреставрировать эту улицу, а также построить ряд необходимых городу объектов.

Абдулатипов «продавил» свою инициативу и Яралиев был вынужден принять условия главы республики, чем, естественно, себя очень сильно подставил перед лезгинами. Его авторитет в лезгинской среде значительно упал.

На этом нападки главы Дагестана, конечно же, не закончились. Главой музея-заповедника Нарын-Кала вместо опытного музейного работника лезгина Кулама Исакова был назначен зоотехник Али Ибрагимов, по кличке «колхозник», разоривший возглавляемый им сельхозпредприятие.

За последний год в Дербенте случился целый ряд очень громких провокаций, целью которых была дестабилизация межнационального и межконфессионального мира в городе, а также дискредитация Имама Яралиева.

Кроме того, по словам ряда дагестанских журналистов, Рамазан Абдулатипов вмешался в распределение средств, предоставленных официальным Баку для реставрации бывшей улицы Советской.

Также, Абдулатипов всячески стремился сорвать подготовку к празднованию юбилея Дербента, чтобы опять же подставить Яралиева, который, кстати, явился инициатором празднования юбилея старейшего города России.

Выделенные федеральным центром огромные средства «застряли» на уровне Махачкалы, в созданной главой Дагестана дирекции по подготовке к празднованию юбилею, оставив в самый важный момент город без необходимой финансовой базы.

Важно отметить, что все подряды и проекты были получены и реализуются людьми из окружения руководства республики, в то время как мэрия Дербента никакого отношения к выделенным Москвой средствам не имела.

Параллельно был запущен ряд марионеточных медиа-проектов, основной целью которых стало дискредитировании руководства Дербента в лице Имама Яралиева.

В конечном итоге Рамазан Абдулатипов всеми правдами и неправдами все-таки вынудил Яралиева уйти в отставку.

Накануне стало известно, что временным руководителем Дербента назначен депутат Госдумы Гаджимет Сафаралиев.

 

http://flnka.ru/digest-analytics/10496-v-otstavku-po-sobstvennomu-prinuzhdeniyu.html

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение