От репрессий к стимуляции – эксперт об отношении к бизнесу властей Дагестана

3

Итоги ноября, оказавшиеся для Дагестана крайне богатым на события, венцом которых явилась встреча президента России Владимира Путина с руководителем республики Владимиром Васильевым, в беседе с РИА «Дербент» комментирует экономист Маир Пашаев.

  Какие впечатления оставила встреча Путина и Васильева?

— Визит Главы Дагестана Владимира Васильева в Москву на внеочередной прием к президенту страны проходил в непростых для него условиях. Руководитель территориального управления федерального казначейства Сайгидгусейн Магомедов озвучил ряд претензий по нарушениям бюджетного процесса. Дагестан одновременно попал под критику федерального центра в связи с первым местом в стране по бюджетным нарушениям, ростом задолженности за потребленные электроэнергию и газ (долги достигают 70 млрд руб.), мусорным коллапсом, недостаточной готовностью к отопительному сезону, ростом протестов, низким уровнем средней заработной платы. Позитивные сдвиги, о которых Васильев доложил президенту страны, действительно имеются, хотя на общем фоне проблем кажутся незначительными.

Фото: Википедия

Сразу после приезда Васильев провел ряд совещаний. Как Вы оцениваете озвученные предварительные итоги АПК за 2019 год?

— К цифрам надо относиться более осторожно и взвешенно. Все-таки это государственная статистика и напрямую отражает состояние региональной экономики, доходы, уровень жизни населения. Например, доложили о сборе 700 тысяч тонн капусты с 13 тыс. гектаров. В свое время я проводил исследование левашинского (Левашинский, Акушинский районы) капустного кластера и кластерный анализ: средняя урожайность капусты не превышает 40 тонн\га, мощность кластера 300 тыс. тонн. А это 2\3 производимой в республике капусты. Якобы в Дагестане собрано картофеля 380 тыс. тонн: но извините, это 123 кг на одного дагестанца в год, включая младенцев – лично я и 23 кг не потребляю. Картофель не является каким-то традиционным и приоритетным продуктом в рационе дагестанцев. В то же время, на рынках продается много привозного картофеля.

По винограду доложили о рекордном сборе урожая – 190 тыс. тонн: всего площадей 25,8 тыс. га, плодоносящих 20,4 тыс. га, при средней урожайности 92,8 ц\га. Год назад общая площадь виноградников оценивалась в пределах 22 тыс. га, из них продуктивных в пределах 16 тыс. га, средняя урожайность продуктивных площадей 85 ц\га (возможно, это данные по итогам 2017 года). В Дагестане достаточно старых и изреженных после аномальных морозов 2012 года виноградников с урожайностью 3-5 тонн\га, еще порядка 2,5-3 тыс. га молодых посадок. Отрасль, крайне инерционная и такого резкого роста показателей за год-два просто не может быть. Соответственно, в текущем году, урожайном, оценка валового сбора винограда в пределах 160 тыс. тонн. Хотя, ранее чиновники и в крайне неурожайные для винограда годы могли доложить о рекордном сборе.

Председатель правительства Дагестана обещал навести порядок в сфере статистики. Деформированная статистика, искажения, препятствуют адекватной оценке ситуации и эффективному процессу планирования. Подобного рода искажения попадают и в республиканские стратегические документы планирования. Большинство показателей формируются оценочно, нарастающим по годам и создают «пузыри» во многих отраслях и сферах. Группа экспертов проводит объемный анализ и ориентировочно в марте 2020 года планируем опубликовать большой аналитический доклад о состоянии Республики Дагестан.

Фото: пресс-служба кабмина РД

— Власти республики готовы вложить 3,2 млрд рублей в возрождение килечной отрасли. Каковы перспективы этой индустрии?

— На самом деле это размер предполагаемых в ближайшие годы общих инвестиций в килечный флот, причалы и перерабатывающие мощности. Оценка объема добычи кильки по итогам текущего года около 4 тыс. тонн, что уже неплохо. Ориентир на ближайшие годы 30 тысяч тонн в год. Думаю, 2020 год станет для отрасли переломным и в плане добычи, и в плане переработки. Пока 80% добываемой кильки вывозится за пределы Дагестана. Рыбная отрасль в целом имеет хорошие перспективы и может стать системообразующей для республиканской экономики.

— Васильев в очередной раз пригрозил неплательщикам налогов. Хватит ли у него ресурсов и возможности для воплощения своих предупреждений в жизнь?

— Скорее, всех интересует результат такого рода политики: за 2018 год собрали на 6 млрд рублей больше налогов, сборов, но в то же время традиционно отрицательное сальдо экономического результата предприятий Дагестана в размере 4-6 млрд в год, увеличилось до минус 12 млрд рублей. С увеличением сбора налогов и реальные доходы населения снижаются, а кредиторская задолженность предприятий растет. Собственно, сегмент ненаблюдаемой экономики в Дагестане значительный: по различным оценкам экспертов 40-60% экономики, в 2018 году количество занятых в неформальном секторе в % к общей численности занятого населения составлял 56%. Поэтому, выводить экономику из тени крайне важно.

В то же время, от усилий в ручном режиме, репрессий, необходимо перейти к системной работе, мотивационной и стимулирующей, предлагать бизнесу альтернативы и новые «окна возможностей». В республике нет действующей «воронки продаж» в сфере предпринимательства, инвестиций, так как нет инвестиционной стратегии, инвестиционного плана и соответствующих институтов развития.

— В Дагестане завершается формирование Стратегии-2035. Адвокат Р.Кадиев опубликовал на сайте газеты «НД» подробный отчет об исполнителях и структуре документа. Как Вы оцениваете Стратегию?

— Свои замечания и дополнения к документу я на днях представил. Хотя желательно провести более глубокий экспертный анализ документа группой экспертов: в этом должны быть заинтересованы и заказчик, и исполнитель. Вопросов к Стратегии много: методические, по использованию базовых региональных стратегий, структуре, составным частям, проектам и др.

 Довольно громко прозвучало заявление первого вице-премьера Г.Гусейнова в интервью ТАСС о том, что Дагестану нужно довести размер бюджета до 250 млрд. рублей в год, для заметных изменений. Кроме того, он считает уменьшение госдолга Дагестана адекватным. Согласны ли Вы с мнением вице-премьера?

– Госдолг в пределах 9 млрд рублей, конечно, лучше, чем его параметры в предыдущие годы. Но ведь важно не снижение в принципе, а эффективное управление этим финансовым инструментом в пределах норматива, установленного федеральным Минфином. Для Дагестана в таком случае допустимо иметь предельный размер госдолга 15 млрд рублей. Что касается бюджета Дагестана в объеме 250 млрд рублей, фактически двукратный рост, в ближайшем будущем нам не грозит. Для сравнения: планируемый размер бюджета 2020 года не так сильно отличается от размера бюджета текущего года. Основные параметры бюджета сегодня рассмотрены НС в первом чтении: по доходам – 125,3 млрд рублей с ростом к текущему году в 4 млрд рублей (103,3%), по расходам – 129,9 млрд рублей (рост 7,5%), дефицит составит 4 млрд рублей.

— Как Вы оцениваете реализацию многочисленных программ и проектов в Дагестане, о которых много говорил Гусейнов? Считаете ли Вы убедительными доводы Гусейнова относительно развития ТОР в Дагестане?

— Состояние и степень реализации многочисленных программ и проектов оставляет желать лучшего – сегодня это предмет сквозного аудита и срочных мер. А что индустриальные парки ТОР развиваются слабо, я ранее не раз обращал внимание. Еще раз обращаю внимание на ТОР «Дагестанские Огни», и на ситуацию в городе в целом. Нельзя допускать столь резкие диспропорции в региональном развитии – развиваете Дербент, будьте добры найти механизмы, средства и на развитие соседнего с ним города Дагестанские Огни. Да и Дербентский район нуждается в дополнительном внимании правительства – перестал развиваться и отстает.

— Не могу не спросить о результатах финальной части конкурса на выполнение мастер плана Дербента.

— Победил консорциум во главе с компанией «Новая Земля», хотя и остальные финалисты представили качественные презентации. Необходимо понимание того, что представленные участниками конкурса концепции развития Дербента глобальные, амбициозные, футуристичные и, в то же время, обманчивые, тяжело «перевариваемые» и капиталоемкие: вопрос, что с этим теперь делать, как «приземлить», реализовать? Где взять людей, команду развития, какие институты развития необходимо создать и как привлечь, получить инвестиции? Ведь задачи утвержденной и уже реализуемой правительственной комплексной программы развития Дербента более приземленные. Прежде всего, решение накопившихся проблем, развитие инженерной, дорожной и социальной инфраструктуры.

Дербент действительно имеет все шансы стать новым центром экономического роста Дагестана. Только я не совсем понимаю, почему столь важное событие и переломный для всей республики момент обошли вниманием Глава республики, правительство? И следовало бы ожидать специальное выездное правительственное совещание по Дербенту. Несмотря на большой объем работы конкурсантов, остались открытыми проблемы сохранения культурного наследия и наслоения всего нового, причем, теперь в огромном объеме; экономического развития, прежде всего, развитие действующих сегментов и создание рабочих мест: где дербентцы будут работать?; вопрос агломерации и связности территории, также связей с регионом; инвестиционные механизмы реализации планов. Остаются вопросы по рискам, ограничениям, барьерам входа. Не секрет, что новые стратегии территорий и амбициозные планы, способны вызвать новые проблемы. Не раскрыт важнейший для древнего города и, быть может, самый главный для Дербента на ближайшие сто лет вопрос — эффективного управления тысячелетним брендом.

Члены жюри конкурса в своих репликах открыто предупреждали (по своему опыту выработки подобных документов для других городов) – они могут остаться формальными, а зачастую и вовсе происходит имитация реализации. И как особо подчеркнули члены жюри, вопрос первой фазы реализации – ближайших 2-3 лет – самый важный. Собственно, фаза стратегического рыночного планирования и проектирования города еще впереди. Перед администрацией Дербента на ближайшие два года поставлена новая задача: сформировать цельную программу долгосрочного развития путем объединения правительственной программы комплексного развития, Стратегии-2040, нового генплана и представленных мастер планов. Для города наступает стратегический переломный момент.

— Еще один крупный проект, который реализуется в южном Дагестане – Самурский энергетический кластер. На какой стадии проект и каковы перспективы его реализации?

— Пока представлена концепция проекта и трудно оценить проектные перспективы – проекта еще нет. Но такого рода проекты крайне необходимы, как надсистемы – на них отрабатываются новые технологии пространственного развития, территориального планирования, передовые проектно-инвестиционные подходы, инновации, принципы устойчивой экономики. В случае своей удачной разработки и успешной реализации проект Самурского энергетического кластера вполне можно сравнить с мастер планом Дербента.

 

Фото в лиде: пресс-служба Главы РД

 


Добавить комментарий

Подписывайтесь на РИА Дербент в соцсетях:


       

Комментарий имеющий гиперссылку, будет отправлен на проверку

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение

 

  1. Герамудин:

    Дзен в рот тебе ноги ишаку карабахскому! Он сильнейший экономист и не таких дзеновских умов…

     

    0
  2. Магомед:

    Вся проблема в Дагестане в двух вещах: первое- ну не могут наши составить четкий план действий со сроками и исполнителями и следовать по плану  жёстко, не отклоняясь никуда… Второе – не умеют наши люди работать в команде , коллективе, чтобы каждый исполнял то, что ему поручено, а не разводил демагогию… У нас каждый считает себя круче всех и каждый пытается всех учить… Результат -лебедь, рак и щука… А воз и ныне там… 

    3+