Дагестан сделал «Газпрому» предложение, от которого сложно не отказаться

Несмотря на богатые газом недра Дагестана, крупные госкомпании не слишком охотно работают в регионе. Тому есть несколько причин, главная из которых — высокие задолженности республиканских потребителей. Местные власти намерены исправить ситуацию и пишут президенту.

Глава Дагестана Рамазан Абдулатипов написал письмо на имя президента РФ Владимира Путина, в котором рассказал о «необходимости привлечения крупных российских нефтегазовых компаний с целью увеличения поступлений в бюджеты всех уровней». Он предлагает построить в Дагестане заводы по производству СПГ. Сжиженное природное топливо становится всё более популярным. Главная проблема — вызовет ли интерес такой проект у «Газпрома».

В последнее время шельф Каспийского моря всё чаще привлекает взгляды иностранных и отечественных нефтяников: буквально в прошлом месяце там началась добыча сразу на двух крупных проектах российского «ЛУКойла» и казахского «Казмунайгаза».

— Странно, что богатый на нефть и газ регион до сих пор не привлёк государственные «Роснефть» и «Газпром» на поиск новых месторождений и к запуску уже открытых, — удивлён собеседник Лайфа в Агентстве по энергетике Дагестана.

 Но интерес, как выяснилось, проснулся. Точнее, его, похоже, разбудили. Причём речь идёт не просто о добыче, а о производстве сжиженного природного газа.

Мы не раз писали письма в Минэнерго и в «Газпром» с надеждой, что нашим шельфом заинтересуются. Но, похоже, работать с нами им неинтересно, — жалуется источник Лайфа.

Впрочем, буквально в ноябре усилия республиканских лоббистов наконец увенчались успехом. По словам собеседника Лайфа, совсем недавно Правительство РФ поручило «Газпрому» рассмотреть возможность строительства завода по производству СПГ на дагестанском участке Каспия. Эту же информацию Лайфу подтвердил источник в федеральном Минэнерго.

Но едва ли Дагестан «в верхах» услышали случайно. В начале прошлого месяца с похожей инициативой привести «Газпром» в республику к президенту РФ Владимиру Путину в письме, имеющемся у Лайфа, обращался глава республики Рамазан Абдулатипов.

Газ хочет на море

Залежи голубого топлива на шельфе республики достойные — там «сидит» примерно 877 млрд кубометров газа. Несмотря на относительную перспективность, газовая добыча в Дагестане падает. По данным Агентства по энергетике республики, за два года она сократилась на 12,5% — до 252 млн куб. м, а в этом году снижение продолжилось — минус ещё 13,3%.

Сокращение добычи углеводородного сырья связано с выработкой находящихся в эксплуатации месторождений, а также низким уровнем инвестиций в разведочное бурение, — жалуется в письме президенту глава Дагестана. — В целях увеличения поступлений в бюджеты всех уровней необходимо привлечь крупные российские нефтегазовые компании к освоению ресурсов, — считает он.

Увеличение объёмов добычи нефти и газа в два раза позволит увеличить налоговые платежи во все уровни бюджетов от нефтегазового комплекса. То есть довести их сумму до 2,8 млрд руб., ранее докладывало в правительство Минэкономразвития.

Фото: © РИА Новости/Максим Блинов

Сейчас все добытые на шельфе Дагестана объёмы «Газпром» пускает на коммунальные нужды — поставляет местным ТЭЦ и населению. То же самое делает и «Роснефть», а у неё, кстати, есть вполне себе чёткие планы по расширению своей деятельности на дагестанском шельфе: согласно её программе шельфового бурения, имеющейся у Лайфа, компания планирует заняться несколькими проектами, в частности Дербентским блоком — 1, Димитровским блоком — 3 и месторождением Инчхе-море.

Но одних только планов республике мало. По факту все компании пока только на словах проявляют интерес к месторождениям. С другой стороны, среди уже подключённых клиентов проблем с дефицитом голубого топлива нет, рассуждает он, так что будущий газ лучше направить на газификацию пока не подключённых поселений или, как вариант, на экспорт в виде СПГ. Если «Газпром» не против, то такой проект неплохо было бы осуществить до 2020 года, предлагает глава региона.

Невыгодные перспективы

Вообще, экспорт СПГ с каждым годом становится всё более модным и прогрессивным методом продажи газа за рубеж. Наиболее активно, как многие уже в курсе, сжижают в США, что уже давно вызвало панику среди приверженцев «трубы». «Газпром», что интересно, никогда на публику беспокойства из-за распространения СПГ не выказывал, но, безусловно, его не может не напрягать появление десятков регазификационных терминалов (предназначенных для перевода голубого топлива из жидкого в газообразное состояние) в Европе и Азии.

У газовой монополии уже есть свой СПГ-проект «Сахалин-2» на острове Сахалин, но сомнений в его рентабельности, в отличие от каспийского проекта, никогда не было. Япония, основной покупатель голубого топлива от этого проекта, всегда платила за подобную продукцию исправно и в будущем, на фоне снижения атомной генерации, будет закупки только наращивать. Ведь с собственными газовыми месторождениями островной стране не повезло.

Платформа Лун-А на шельфе. Фото: © wikipedia.org

Совсем другое дело — регион Каспийского моря, где буквально каждая из прибрежных стран «напичкана» газовыми залежами, замечает директор по анализу сырьевых рынков Standard Chartered Пол Хорснелл.

Азербайджан строит в Европу собственный экспортный газовый проект TANAP, Иран и так считается одним из лидеров по газовым запасам, Туркменистан за последние несколько лет стал одним из важнейших поставщиков газа для Китая, туда же хочет протянуть свои газовые трубы и соседний Казахстан. На какого покупателя в таком случае рассчитывать? — не понимает эксперт.

Как вариант, «Газпром» мог бы организовать своповые поставки, к примеру, в тот же Туркменистан. Схема такая: поставлять ему СПГ в обмен на получение эквивалентных объёмов в экспортируемом в Китай газе.

— Это было бы вполне логично в условиях торможения его главного газового проекта «Сила Сибири», — считает эксперт.

Но тут же признаёт: «Впрочем, Туркменистан едва ли согласится на это,: придётся не только строить регазификационный терминал, но и пускать конкурента в свою трубу, чего ему навряд ли хочется».

Экспортировать СПГ по морю в соседние страны экономически нецелесообразно — все они хорошо обеспечены газом, и новые объёмы не купят, соглашается эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

Вероятно, речь идёт, скорее, о малотоннажном СПГ — он предназначается не для морской, а для наземной доставки в небольшие населённые пункты, к местным котельным, — предполагает собеседник.  Тема очень активно развивается по всем регионам, особенно там, где потребитель не особо привык платить за газ.

Дагестан, кстати, вот уже несколько лет кряду входит и часто возглавляет топ-5 нарушителей газовых контрактов. За год, по данным «Газпрома», долг республики перед компанией вырос на 12% — до 35,9 млрд рублей.

С точки зрения малотонажки логика предложения проста: ежегодную программу газификации республика и «Газпром» финансируют пополам. Но если задолженность за поставленный газ растёт, то монополия пропорционально сокращает свою долю в программе, поясняет Юшков.

Фото: © РИА Новости/Максим Блинов

В этом случае самая очевидная замена трубопроводу — поставка по цистернам в виде СПГ, затраты на который, а также риски потерь при доставке несравнимо ниже, — говорит эксперт.

К тому же, в отличие от крупнотоннажного СПГ, под который в России нет даже подходящих технологий, оборудование для малотонажки могут поставлять сразу несколько крупных фирм, добавил он.

Другое преимущество «бытового» СПГ перед крупнотоннажным — это себестоимость производства и в принципе строительства завода для «Газпрома». Так, с учётом закупок установок за рубежом себестоимость строительства завода крупнотоннажного СПГ будет примерно вдвое выше, чем для малотоннажного, говорит Хорснелл. По его расчётам, это примерно 75 тыс. руб. против 32 тыс. руб. в расчёте на тонну произведённого СПГ. К тому же заводы «бытового» СПГ, как правило, в разы меньше по мощности и, соответственно, по затратам, добавляет он.

— Что касается местного потребителя, то для него разницы в конечной цене обычного газа и СПГ быть не должно — даже если она и есть, государственная компания обычно берёт на себя все затраты, стремясь не перекладывать их в тариф.

Однако не факт, что «Газпром» согласится что-то строить  в Дагестане: завод стоит денег, а ввиду высоких неплатежей со стороны потребителей проще сохранять статус-кво, так как «от этого у потребителя денег не прибавится», сомневается Хорснелл из Standard Chartered.

Зная, что творится сейчас и как раньше велись дела в регионе, ни одна крупная энергетическая корпорация не захочет тут работать, — считает собеседник.

Представители «Газпрома» отказались от комментариев.

Life.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.