Эксклюзив «Вестей недели»: полковник спецназа рассказал, как ликвидируют смертников

Российские спецслужбы обезвредили очередную банду вербовщиков ИГИЛ (запрещенная в РФ организация). Всего — 12 человек. Они взяты под арест. За неполный месяц это уже второе громкое задержание пособников террористов.

К сожалению, мир давно стал для преступников прозрачным. А нашим спецподразделениям приходится бороться с терроризмом не только на ближних, но и на дальних подступах. Так, уничтожая бандитов в Сирии, мы оберегаем от них Россию.

Боевики внутри засели плотно. Стены крепкие. Ждут, кто решит наступать. Встретят из засады. Наши — точно в цель. Работают снайперы. В деле — бойцы российских Сил специальных операций в Сирии. Камеры на шлемах, бронежилетах перемотаны маскировочной лентой.

Цель российских подразделений — боевики-радикалы. Многие на Ближнем Востоке — из СНГ, в любой момент могут вернуться к нам. Реальный бой. 90 метров — и вот они, те самые игиловцы — с бородами, с автоматами в руках.

«Это были так называемые шахиды, вооруженные поясами смертников. Очень хорошо экипированные: средства связи, радиостанция, оружие, разгрузка. Шарики, которыми начинен пластид, детонирующий шнур, который был выведен на удобное место для проведения исполнения подрыва. Перерезали детонирующий шнур, чтобы обезвредить взрывное устройство. Он был готов также себя ликвидировать, он был уничтожен первым выстрелом», — рассказал полковник спецподразделения Минобороны России.

На шлеме — следы от осколков. Мина взорвалась в шести метрах. На столе — флаг родных ВДВ, где начинал службу. Человек перед ноутбуком — командир спецподразделения Минобороны России. За любую информацию о российском полковнике разведка ИГИЛ (запрещенная в РФ организация) готова платить сотни тысяч долларов. Сколько человек в подчинении, на какой машине ездит, во сколько встает, по каким улицам перемещается. Где находится офицер, в большинстве случаев даже жена не знает.

Во время всей командировки — а это и два-три месяца, и полгода — никакой связи с родными. Из тех, с кем можно связаться, — командование и связист в условном штабе. Бойцы почти все время в тылу у террористов, а потому любое излучение — от сотовых, планшетов, ноутбуков с Интернетом — маяк противнику.

«Главари чаще всего прячутся на своих опорных пунктах. Могут находиться в населенных пунктах, где прикрываются населением», — рассказал полковник спецподразделения Минобороны России.

На изучение местности часто — считанные часы.

«Один из самых ярких примеров — был уничтожен один из полевых командиров. Мы получили информацию, что он перемещается между своими подразделениями на автомобиле с охраной. Вышли на участок дороги ночью, организовали засаду. Ждали две ночи. Он появился только на третью ночь. После огневого поражения охранение пыталось оставить своего лидера и отойти. Снайперами были уничтожены», — рассказал полковник спецподразделения Минобороны России.

Это они с группой в ноябре прошлого года искали штурмана сбитого российского самолета Су-24 майора Константина Мурахтина.

«Мы были задействованы в конце поисков. Он находился на межпозиционном пространстве между подразделениями сирийской армии и боевиками. Боевики тоже осуществляли его активный поиск», — вспоминает полковник спецподразделения Минобороны России.

Всегда рядом в таких операциях — российские снайперы. Крыша, руины. Вот двое обложились мешками с камнями в заброшенном здании. Один – наводчик, у него прибор наблюдения с широким углом, то есть на расстоянии километров видит, например, не одно окно, а весь штаб боевиков целиком. Второй — стрелок: у него, наоборот, — узкий угол, детально видит каждый сантиметр. На то, чтобы попасть в цель, часто — доли секунды, пока боевик проходит в укрытии.

«Снайперы сутками ведут наблюдение за позициями противника и выявляют командиров по характерным признакам. Любой командир в любом подразделении ведет себя определенным образом. У него наличие средств связи обязательно, радиостанция. Он на позиции отдает указания, жестикулирует руками. Был момент, когда несколько пулеметчиков противника не давали возможность подразделениям сирийской армии занять господствующую высоту. При помощи наших снайперов они были уничтожены, а сирийское подразделение успешно выполнило задачу», — рассказал полковник спецподразделения Минобороны России.

Чтобы пробраться в места, куда без потерь не подойти, жизнями не рискуют — отправляют так называемых роботов.

Некоторые пункты управления боевики разбивают прямо посреди пустыни. Палатка, а под ней — катакомбы. На такие случаи у наших и приборы ночного видения, и лазерные прицелы. И это только то, что можно называть. Полное оснащение — военная тайна.

«Самое главное — наше техническое превосходство. Мы использовали тепловизионные комплексы. Противник слепой, идет и не видит», — пояснил полковник спецподразделения Минобороны России.

Глаза и уши военных – наблюдатели. Они выискивают укрытия, взбираются на здания как можно ближе к передовой, благо местная архитектура позволяет: на крышах часто так называемый бордюр, за которым прячутся. Под защитной сеткой наблюдатели сутками высматривают, из какого здания боевики вывезли снаряды, в какое отправили, куда направился тот, который командовал всем этим.

Как только обнаружили цель – доразведка. Ошибки недопустимы. Дальше в деле наводчики. Они пробираются к цели на расстояние нескольких километров, залегают где-нибудь на обочине. Тут же — сигнал летчикам.

Наводчики, наблюдатели, снайперы, бойцы спецзадач — прежде чем отправиться на боевое задание, они проходят подготовку и в Сирии, и на секретных базах в России. Операции оттачивают круглосуточно вне зависимости от погодных условий, пусть и по колено в снегу.

Большое количество военных действий в Сирии происходит на открытой местности, где практически не за чем укрыться. Так, согласно легенде, в одном из зданий скрываются главарь бандитской группировки и вместе с ним несколько человек охранников. Самое важное — подойти как можно ближе незамеченными. Дальше на уничтожение террористов – секунды.

Приземлиться на воду в костюме с аквалангом, подплыть к кораблю незамеченным и забраться на него, каким высоким ни был бы борт, с высоты четырех километров прыгнуть с парашютом в кислородных масках, да еще и с противотанковыми комплексами по 30 килограммов каждый — все это обязательный минимум для бойцов спецзадач. Обо всех операциях подразделений докладывают лично министру обороны.

«Мы ощущаем, что за нами огромное государство, которое, оснастило нас, обучило и отправило выполнять задачу. Соответственно, на нас — огромная ответственность за выполнение этих задач. На нас наши дружественные товарищи из Сирии смотрят, как на богов, думают, что вдесятером победим всех. Мы должны все эти задачи выполнять точно и в срок», — подчеркнул полковник спецподразделения Минобороны России.

Героизм, мужество, отвага — полный список заслуг российского полковника не уместить даже в военном приказе. Звание Героя России, которое присвоено ему по указу президента — говорит — заслуга всего подразделения. Повезло, что командует лучшими.

 

vesti.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение