Азербайджанские корешки

За несколько месяцев до выборов в Дагестане разворачиваются процессы, могущие серьёзно перекроить не только сферы влияния, но и взаимоотношения между правящими группами. Каталитический выхлоп, по всей видимости, следует ожидать от одного из основных ресурсов влияния – земли, а главной ареной столкновений – крайне турбулентный в последнее время Южный Дагестан.

Руководство Дагестана серьёзно озабочено земельной темой. Оно и понятно, всё, что красиво пишется в отчётах и докладах, в стельку разбивается о реальный сектор. А он таков, что больше поло вины сельскохозяйственных угодий республики элементарно не используется либо используется не по назначению. Абсолютное большинство сельхозпредприятий с государственным участием (ГУПы, СПК) обобраны до нитки местными чиновниками, которые в сговоре с республиканскими продолжают паразитировать на бюджете, выкачивая миллионы у того же государства. А Москва, ясно как день, требует реальный результат. Но республиканский центр, судя по всему, пока находится в поисках собственных дивидендов…

Гончие и охотничьи

19 марта в Дербенте состоялся третий форум земледельцев Дагестана, где, помимо прочего, остро встал вопрос о неиспользуемых землях в разных районах республики. Как рассказывают наши источники, когда речь зашла о Табасаранском районе, глава РД Рамазан Абдулатипов настолько вышел из себя, что, убедившись в присутствии в зале главы МО Алаудина Мирзабалаева, попытался получить от него ответ на свой вопрос, однако то ли не расслышал, то ли был неудовлетворён, что нервно бросил, оглядываясь на соседей: «Что он там гавкает?»

Вспоминая, как во время летнего прямого эфира на площадке Нарын-Калы Абдулатипов назвал дагестанских министров «охотничьими собаками», допускаем, что на этот раз он мог сделать вывод, что главы муниципальных образований способны гавкать. Впрочем, ключевыми и судьболомкими стали другие слова главы Дагестана. Он открыто выразил неудовлетворение работой министерства по управлению государственным имуществом республики, которое в ближайшее время обещал реорганизовать. Это означает, что министру Ханлару Пашабекову скоро как минимум не быть министром, и он рискует быть «съеденным» по той же причине, по которой «съели» и трёх его предшественников – Марата Ильясова, Зейдуллу Юзбекова и Имрана Гусейнова. По сути, каждого из них Белый дом бросал в топку с жёсткой установкой, решить вопрос с реорганизацией ГУПов, согласно которому изрядная часть плодородных земель, в частности Каякентского и Дербентского районов, закреплялась за республикой. Справедливо восприняв это как попытку вывода наиболее ценных участков с последующей передачей (продажей) латифундистам, местное население каждый раз вставало на дыбы. Это, в свою очередь, воспринималось центром как слабость министров, и те либо, хлопнув дверью, уходили сами (как Ильясов), либо ждали, пока укажут на дверь. По-видимому, Пашабекова ожидает подобная судьба, хотя изначально было понятно, что его назначение – это больше результат промежуточных кадровых договорённостей, поскольку ранее его кандидатура рассматривалась как одна из наиболее вероятных на пост главы администрации Дербента. Однако на это кресло тогда сел другой «ожидающий пассажир», Азади Рагимов, который видел себя только в ранге первого лица Дербента взамен кресла министра юстиции. Но к его беде, в соседнем вагоне оказался ещё один транзитник, Малик Баглиев, у которого «забрали» Минсоцтруда и оперативно переместили в Дербент. Расстроенного вконец Рагимова вернули в Белый дом, а должность главы администрации Дербента упразднили, сконцентрировав всю власть у Баглиева. Разумеется, интерес к городу остыл и у Пашабекова. Но к нему могли быть и другие претензии.

Не секрет, что Рамазан Абдулатипов делал попытки наделить себя полномочиями по распоряжению земельными ресурсами, включая и отгонные пастбища. Однако несколько локальных акций протеста кумыкских джамаатов, считающих земли отгонного животноводства ареалом своего исконного проживания, к тому же утратившими целевое значение, вынудили руководство РД заморозить вопрос. Впрочем, по данным «Черновика», Абдулатипов намерен реанимировать его, для чего ожидает результатов выборов в парламент. По нашим сведениям, его команда активно работает по подбору кандидатов в депутаты от кумыков, которые затем будут сами инициировать вопрос по наделению главы Дагестана полномочиями единоличного распределителя земель. (О том, кто эти кандидаты, мы поговорим в одном из ближайших номеров.)




Впрочем, конфликт может разразиться и на бытовой почве. Согласно информации «ЧК», с этого года основные перерабатывающие комбинаты Юждага, Дербентский коньячный завод и Дербентский завод игристых вин (ДЗИВ), блокируют приём винограда от местных производителей, как частных, так и государственных. Основная причина – наличие собственных виноградников, способных полностью покрывать мощности. Напомним, в период жёсткого противостояния Белого дома с Курбаном Курбановым из-под контроля муниципалитета были выведены наиболее ценные виноградники. К примеру, ДЗИВ отошли более 900 га в Геджухе, свыше 600 га в Мугарты, а также около 1500 га в Табасаранском районе. Руководство завода игристых вин вложило в них порядка 2 млрд рублей, включая и наладку капельного орошения. На этом фоне, как сообщают наши информаторы, продолжаются попытки давления на действующих руководителей виноградарческих предприятий Дербентского района посредством их вызова на разговор к главе МО Магомеду Джелилову, который требует от них форсировать приватизацию местных ГУПов и МУПов. Не исключено, что зажатые в тиски директора предприятий в итоге могут сдаться, и несложно понять, кто здесь станет главным выгодоприобретателем. Примечательно, что в период массового развала ГУПов по всей республике предприятия Дербентского района отличались не только большей стабильностью, но и развитием. Виноградники района только-только приходят в себя после серьёзных убийственных для солнечной ягоды морозов 2012 года, и в этом году ожидается заметное повышение урожая. Но куда его девать в условиях вышеназванного эмбарго, непонятно. Единственным выходом может служить Кизлярский коньячный завод, который запустил в Каякентском районе пункт приёма винограда, однако доходы могут не покрыть издержки.

Проблемы сельского хозяйства Дербентского района волнуют Абдулатипова. По-своему...

«Без Курбанова!»

На форуме земледельцев не обошлось и без политики. Участники заговорили о предстоящих выборах в Народное собрание РД, и Абдулатипов попытался прозондировать предпочтения местного электората, спросив, кто является действующим депутатом. Ему был дан ответ, что Нариман Курбанов. Глава республики тут же произнёс: «Курбановы здесь уже не будут…», тем самым не только продемонстрировав, что наносит решающий удар по этой семье (ранее под прямым давлением Абдулатипова были отстранены от должностей глава Дербентского района Курбан Курбанов и его брат Магомед Курбанов – постпред Дагестана в Азербайджане), но и заложив фундамент для нового потенциального конфликта внутри республики, поскольку Нариман Курбанов является племянником не только столь немилого для Абдулатипова экс-главы Дербентского района, но и фактически собственной правой руки – спикера НС РД Хизри Шихсаидова. Более чем очевидно, что это может ещё больше навредить личному взаимодействию Абдулатипова с азербайджанской стороной. Впрочем, они, видимо, уже не гладкие. Особо удручающее впечатление у главы республики оставила его поездка на Европейские игры в Баку летом прошлого года. Говорят, ему очень не понравилось, как был организован приём, да так, что он в ярости позвонил депутату Государственной думы Зауру Аскендерову, чей брат Марат Аскендеров является постоянным представителем Дагестана в Азербайджане, и грубо наговорил, что тот «ни черта не умеет работать».

Скорее всего, Абдулатипов был прекрасно осведомлён о том, какой приём в соседнем государстве был организован его предшественнику Магомедсаламу Магомедову. Ему во время пребывания в АР, по нашим данным, был предоставлен кортеж из элитных автомобилей, выделена охрана-сопровождение из числа сотрудников местного ФСО, а проживал Магомедов в самом дорогом бакинском отеле.

На фоне такой встречи размещение Абдулатипова хоть и в правительственном, но в старо-советском отеле и прохладно-сдержанный приём, конечно, выглядит как недостойное отношение, почему он и поругал за плохие организаторские способности постпреда. Однако проблема была далеко не в этом. Надо понимать, что столь высокий приём Магомедсаламу Магомедову был возможен только благодаря Курбану Курбанову, у которого авторитет и влияние в Азербайджане тесно переплетены с президентом Ильхамом Алиевым. Впрочем, не исключено, что у соседнего государства имеются куда более практические претензии к руководству Дагестана.

Визиты в соседнюю республику, несмотря на официоз, отдаляют двух влиятельных политиков

Домыслы…

Есть версия (предположение, домысел), что история с приватизацией Кизлярского коньячного завода, начавшаяся с приходом Рамазана Абдулатипова в Дагестан и закончившаяся скандалом и передачей ККЗ в федеральную собственность, напрямую связана с влиянием на руководство республики азербайджанского бизнес-лобби.

Согласно этой версии (которую, кстати, в качестве рабочей изучают соответствующие структуры), ряд крупных азербайджанских бизнесменов хотели через подставных лиц приобрести ККЗ. Это было им необходимо для расширения поставок дешёвых спиртов из Азербайджана в Россию, которые можно было бы в дальнейшем дорого реализовывать под вывеской известного всероссийского бренда. (Напомним, что ККЗ имеет статус официального поставщика Кремля.)

По неофициальным данным, за продажу ККЗ в Махачкале попросили 50 млн евро. С ценой азербайджанские лоббисты согласились, но договорились, что сумма будет передана в два этапа. Первый транш в размере 30 миллионов евро был доставлен в Москву, как предполагается, в дипломатическом багаже и передан очень близкому к руководству республики лицу в конце 2013 года. Вторая часть – 20 млн евро – должна была прийти в Махачкалу после завершения сделки по приватизации и передаче в собственность азербайджанским коммерсантам стратегически важного предприятия. Помимо наличных продавцы должны были после приватизации ККЗ получить и 10% акций этого предприятия. Данная версия гласит, что посредником сделки выступил Рафик Идрисов, авторитетный азербайджанец из Дербента, находящийся в международном розыске, а гарантом – этнический лезгин, начальник Генштаба ВС Азербайджана Нажмутдин Садыков (родственник первой леди Азербайджана Мехрибан Алиевой «ЧК»). Якобы он присутствовал в ходе переговоров сторон и при передаче первой партии денег лицу, очень близкому к руководству Дагестана.

Для ускорения продажи предприятия в менеджмент ККЗ были внедрены близкие к главе Дагестана люди. В частности гендиректором ККЗ был назначен владелец Дербентского завода игристых вин Магомед Садулаев, а заместителем гендиректора – племянник Абдулатипова Камиль Мирзалиев (ныне аудитор Счётной палаты РД). Однако противодействие коллектива ККЗ и отдельных политиков (в частности депутата Госдумы Умахана Умаханова) помешало этому плану осуществиться. Скандал удалось замять передачей предприятия в федеральную собственность…

Несмотря на то что сделка с ККЗ не удалась, обязательства перед азербайджанской стороной остались, поэтому встал вопрос о возврате средств или же равнозначной компенсации. В принципе, для транзита азербайджанских спиртов годились и винодельческие предприятия и виноградники Дербентского района, которые дагестанская сторона предложила в качестве таковой компенсации. Но возникла заминка – во главе района находился Курбан Курбанов, семья которого правила там уже более полувека и отдавать наиболее успешные предприятия кому бы то ни было не считала нужным. Помеху, хоть и с очередными скандалами и противостоянием, республиканское руководство сняло: в сентябре 2014 года на Курбанова, отказавшегося удовлетворить требование Абдулатипова уйти с поста главы района, было заведено уголовное дело, он был отстранён от должности, а затем даже заключён под стражу. (В последующем адвокаты Курбанова смогли добиться для клиента домашнего ареста, но глава района не стал испытывать судьбу, скрывшись на территории Азербайджана, с президентом которого сохранились хорошие отношения…)

Два последующих и. о. руководителя района, Али Хасбулатов и Яхья Гаджиев, ушли, даже не успев вкусить все прелести руководящей должности, не сумев подчинить себе район. В итоге Махачкала сделала ставку на Магомеда Джелилова, экс-начальника Дербентского ЛУВДТ. Есть версия, что Джелилов, из-за того что долгое время был в статусе и. о. главы района, не мог приступить к началу процедуры приватизации винодельческих ГУПов, что нервировало азербайджанскую сторону, желавшую уже видеть товар, за который были уплачены серьёзные суммы. Снова поднять этот вопрос перед руководством Дагестана и, если потребуется, России было делегировано Садыкову. Тот пригласил Абдулатипова в Азербайджан, и в середине октября 2015 года глава Дагестана выехал, по официальным данным, на лечение в Нафталан. В поездке его сопровождали глава УФМС РФ по РД Раджаб Абдулатипов (родной брат) и Магомед Джелилов.

Личная встреча Садыкова и Абдулатипова прошла несколько в напряжённой обстановке: генерал, говоря о существующих обязательствах перед азербайджанской стороной, утверждал, что о ситуации должны узнать глава администрации президента России Сергей Иванов, секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев и другие. Абдулатипов же предлагал проявить понимание и поверить его честному слову, что обязательства, взятые руководством Дагестана, будут выполнены. (Для демонстрации того, что им лично все меры по ускорению приватизации приняты, Абдулатипов сменил министров по управлению госимуществом по нацпризнаку, ставя во главе их азербайджанцев: сначала Имрана Гусейнова, а затем Ханлара Пашабекова. Те же, видя сомнительность с точки зрения права желаний руководства республики, как могли отодвигали от себя вопросы, связанные с ресурсами Дербентского района.) Однако визит в Нафталан пришлось срочно прервать: звонок из администрации президента России указал Абдулатипову, что он должен блюсти интересы страны в Дагестане, а не за его пределами, попутно отметив, что Кремль в курсе обсуждавшихся в Нафталане торговых вопросов и крайне недоволен этим…

Источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

 

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение