Варяги во главе Дагестана и чиновничье сообщество вступили в затяжной клинч – кто кого?

На днях врио главы Дагестана Владимир Васильев и премьер-министр республики Артем Здунов провели совещания в правительстве на пределе нервного напряжения. Васильев жестко отчитывал руководителей исполнительных органов власти. А Здунов демонстративно покинул заседание, посвященное ЕГЭ.

Все это дагестанскими аналитиками начинает подаваться как очевидные сигналы того, что новые руководители Дагестана явно не справляются со вверенной им республикой. Что они не могут найти методы, как заставить работать дагестанских чиновников. И что, якобы, это грозит республике неминуемым управленческим коллапсом.

Насколько верны подобные мрачные прогнозы? Какими последствиями обернется демонстративный демарш Артема Здунова, демонстративно покинувшего совещание? Как далеко может зайти противостояние новых руководителей варягов и подчиненных им дагестанских чиновников?

На вопросы отвечают Эдуард Уразаев, политический обозреватель «Эхо Москвы. Махачкала» и Милрад Фатуллаев, главред РИА «Дербент».

Можете ли вы пояснить, с чем столкнулись в дагестанской чиновничьей среде первые лица республики? Это намеренный саботаж со стороны дагестанских чиновников? Или это реально полное непонимание чиновниками того, чего от них требуют новые руководители республики? Или это низкий уровень профессионализма местных кадров?

Эдуард Уразаев

Наступил этап, когда Васильев и Здунов уже стали ориентироваться в проблемах и хотят получить позитивные сдвиги. Но, как выясняется, их мало, зато тяжёлых автоаварий много, учебниками школы на 100% не обеспечены, вопреки докладам, жалоб и отрытых писем меньше не становится, с инвестициями туго и т.д.

А чиновники все проблемы переводят в нехватку денег и объективные обстоятельства… Поэтому резонная претензия Васильева и Здунова к ближайшим начальникам использовать внутренние резервы или находить новые, а не просить денег. Сказать однозначно, что идёт саботаж или налицо только непрофессионализм дагестанских чиновников наверно неправильно.

Поскольку есть и то, и другое. Но в целом — это следствие отрицательного отбора кадров, который усугубился при правлении Рамазана Абдулатипова. Нужно было рисовать статистику, кое-как строить объекты, воруя и беря откаты. Для этого квалифицированные и честные кадры не нужны.

С другой стороны, даже честный и квалифицированный чиновник не сможет решить задачи, требующие значительных денег. Поэтому тут нужно разбираться в каждом случае отдельно.

Но меня поражает сохранение в креслах министров некоторых лиц, которые были назначены Абдулатиповым без соблюдения элементарных критериев и теперь, выжимая из подчинённых всё возможное, пытаются изобразить добросовестную и качественную работу. С ними-то уже пора разобраться!

Милрад Фатуллаев

Я не думаю, что речь о катастрофически низком уровне профессионализма. Главная причина в отсутствии системного подхода в управлении республикой. Васильев говорил о том, что он вынужден использовать режим ручного управления. Уже прошло 7 месяцев с момента его прихода к власти.

Мы уже должны были видеть заявления программного характера, проектный подход в работе. Мы этого не увидели. Вслед за Васильевым мы стали свидетелями того, что в режиме ручного управления признался и председатель правительства Здунов. Сейчас стало очевидно, что многие принятые решения носили половинчатый характер.

Во-первых, как можно управлять республикой, если до сих пор окончательно не сформировано правительство?! Во-вторых, из-за отсутствия системного подхода председателю правительства периодически приходится брать на себя функции отдельных министров, руководителей ведомств и решать вопросы в индивидуальном порядке.

Очевидно, что Здунов самостоятельно с этим не справится. Уже на отдельных совещаниях он на пределе своих психологических и физических возможностей отчитывает чиновников. Это последствия ручного управления.

Давайте отдельно остановимся на демарше Артема Здунова. С чем бы он ни столкнулся на недавнем совещании ЕГЭ – низким уровнем компетентности дагестанских чиновников, или их сопротивлением новым правилам работы – премьер-министр республики показал свою неспособность справиться со своими подчиненными.

Какими последствиями для его авторитета в глазах чиновничьего аппарата это грозит в Дагестане? Будут ли чиновники, увидевшие его слабость, в дальнейшем подчиняться такому руководителю со стороны? Как должен был повести себя на этом совещании Здунов вместо демонстративного покидания зала заседания?

Эдуард Уразаев

Сейчас от окружения Здунова идут сигналы, будто события на совещании с начальниками муниципальных управлений образования развивались не так, как рассказали СМИ, но факт несоответствия информации минобра РД о 100% обеспеченности учебниками школ реальному положению дел не оспаривается.

Я удивлён тем, министр образования Уммупазиль Омарова не усомнилась в этой цифре, поскольку в СМИ тема обеспеченности учебниками длится с начала 2000-х годов. Привычка к бравурным отчётам и рапортам её, видимо, подвела. Поэтому Здунова, с одной стороны, понять можно, поскольку вопрос для обсуждения на его уровне оказался не подготовленным по чиновным критериям.

Но, с другой стороны, ему можно было попытаться разобраться на месте и сформулировать поручение провести повторное совещание, как это делает Васильев. Его же невнятное поручение Омаровой завершить совещание самой породило слухи и урон его авторитету по дагестанским меркам.

Можно было поправить ситуацию, выступив с разъяснениями, но и этого пока нет. Возможно, что Здунов считает себя правым и он не видит ничего предосудительного в том, что таким образом не стал тратить время на примитивные разборки. Его миролюбивое соседство с Омаровой на встрече с победителями конкурса в резерв управленческих кадров подтверждает мою версию.

Милрад Фатуллаев

Опять же отсутствие системного подхода. Не на кого полностью возлагать решение задач по линии министерств и ведомств. Правительство не сформировано не по причине отсутствия кадров. К формированию правительства в Дагестане подходили из конъюнктурных соображений.

Во-первых, следственные мероприятия, которые еще ведутся в отношении ряда чиновников. Во-вторых, из тех соображений, что определенных министров не могут сместить со своих должностей по различным причинам. Один из ярких примеров Сайгидпаша Умаханов, который имеет серьезное влияние в Хасавюртовском районе и вовлечен в решение этнических конфликтов.

Таких министров не так много. В-третьих, у нас до сих пор не заявлен принцип, по которому формируется правительство. Все эти причины привели к тому, что в Дагестане не налажена работа правительства.

Кроме того, в Дагестане при подборе кадров не исходят из главного принципа — кто из назначенных чиновников готов работать не покладая рук, честно. Я вижу несколько таких чиновников, остальные – не будут там работать за зарплату никогда.

Все ждут момента, когда они смогут вернуться к прежнему режиму. Либо, те, кто из старой команды, тихо саботируют работу. Нужно ясно и четко определиться с принципами формирования правительства и ставить конкретные цели.

Тот факт, что Здунов покинул совещание, говорит о том, что его попытки наладить работу дают сбой. Видимо, сейчас Здунов будет разбираться в причинах пробуксовки механизма работы правительства.

Недавнее массовое наказание наших чиновников говорит о несколько отчаянном положении нашего руководства, которое исчерпало известные им методы управления. Будут искать методы, которые будут эффективны на дагестанской земле.

Аналитики пишут, что дагестанские чиновники нашли эффективный способ саботирования работы или дискредитации поставленных над ними новых начальников из числа варягов. Два самых громких скандала – протесты работников против главы минимущества Екатерины Толстиковой и руководителя «Газпром межрегионгаз Махачкала» Владимира Анастасова – тому яркий пример.

Увольнение Анастасова после этого скандала, вообще, показало дагестанским чиновникам, насколько мощной организованной силой они являются в противостоянии назначаемым к ним новым руководителям.

Как далеко может зайти это противостояние и противоборство новых руководителей варягов и массы подчиненных им дагестанских чиновников? Не приведет ли оно к коллапсу всей управленческой вертикали? Или же оно через некоторое время сойдет на нет?

Эдуард Уразаев

Ну, демарш работников против главы минимущества Дагестана Толстиковой лишь частично достиг цели, оживив лиц, использующих здравую проблему учёта специфики региона. Но большинство поняли, что это была попытка перевода претензий по профессиональным обязанностям в другое русло.

Мне кажется, что урок пошёл Толстиковой тоже впрок, но она проявила мужество и уверенно продолжила работу. А озабоченные лица от неё пока отошли, ожидая новых ошибок. Что касается Анастасова, то там тоже перестали устраивать акции, поскольку претензии его по работе к сотрудникам в целом обоснованы.

С другой стороны, некоторые дагестанские политики не раз шантажировали федеральное руководство тем, что их увольнение может породить социальные протесты. Но времена изменились. Разумеется, что у многих руководителей есть свои клиентеллы, которые ему обязаны и могут сыграть в массовку, как это частично случилось на собрании газпромовцев.

Но сейчас это риск получить в ответ обыски и проверки для возбуждения уголовного дела. Это сдерживает почти всех деятелей, тем более что сейчас у них уже есть капиталы и статус, которым рисковать не очень захочется.

Поэтому если варяги не будут делать больших ошибок, то коллапса не будет. Ура-патриоты порой противоречат себе, угрожая коллапсом и массовыми волнениями с одной стороны, и заявляя о цивилизованности и талантах дагестанцев, — с другой.

У меня больше претензий к Васильеву и Здунову именно по работе. И я не поддерживаю тех, кто просто тупо требует от них уважения к традициям, обычаям и менталитету. Выглядит это как попытка уйти от универсальных профессиональных требований в сторону рассуждений о духовных ценностях, которые важны, но не должны вытеснять остальные требования жизни.

Милрад Фатуллаев

Старая гвардия Абдулатипова, которая работала до прихода Васильева, приходили на свои должности, ставя перед самими собой конкретные задачи, не связанные с государственными задачами. Заставить их перестроиться фактически невыполнимая задача. Они, как правило, люди не бедные.

Они не пришли на службу, чтобы с утра до вечера сидеть на работе и получать зарплату. Если они не готовы работать, значит, их надо менять. Подход должен быть на основе закона. Должна происходить постепенная замена. Но когда эти принципы нарушаются самим руководством, одних оставляют, других меняют, такой сбой будет происходить.

Процесс смены должен занять какое-то время. Это происходит на наших глазах, с демаршами, наказаниями чиновников. Механизм должен быть налажен. У правительства времени мало, к сентябрю в этом вопросе должна быть ясность.

https://onkavkaz.com/news/2254-vasilev-i-zdunov-ne-vyderzhivayut-dagestana-mestnye-chinovniki-vyvodjat-iz-sebja-novye-vlasti-r.html

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Варяги во главе Дагестана и чиновничье сообщество вступили в затяжной клинч – кто кого?

4 комментария

  1. Васильеву и Здунову чего вы ждете, это шоблу абдулатипоский всх и его самаво посадить лифортава и выжымат сних все соки

    0

  2. Васильеву и Здунову на данном этапе преобразований остановиться-смерти подобно. Коней на переправе не меняют. Начатое дело выкидывания дездарных руководителей необходимо продолжить. На сегодня расслабление со стороны руководства чувствуется. Это не допустимо. В частности касаясь главы -неправильной Табасаранского района МИРЗАБАЛАЕВА могу отметить бездарнее главы не было в районе. ШИХМАГОМЕДОВ БЫЛ ВОР ИЗ ВОРОВ. Почему-то органы его забывать стали — рано он столько наворовал и грязи перемолол — его и его время управления районом надо досконально ревизировать и дать должную оценку каждому преступлению и его и его прикрывателей. ВАСИЛЬЕВ И ЗДУНОВ. НАРОД ЗА ПОРЯДОК И ДИСЦИПЛИНУ.

    3+

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение