«Не того избили, не тому подкинули наркотики»

Резонансное дело Мурада Рагимова, подвергнутого зверским пыткам, спускают на тормозах

Избитый СОБРом Мурад Рагимов останется под стражей до Hового года. Предварительное следствие с места не двигается, жалобы о пытках 22-летнего студента уже три месяца без реакции прокуратуры, Следкома и районного отдела милиции. Впрочем, ничего удивительного: так бывает, когда взяли не того, считает адвокат Михаил Карплюк.

«Хотя бы не пытают»

Мурад Рагимов останется под стражей до 31 декабря – срок ареста второй раз продлил Тушинский районный суд. Процесс длился 40 минут. На этот раз в зал заседаний пустили всех родственников и адвоката. На третий день ожидания после двух отложенных процессов, 25 ноября в семь вечера родители, сестра и двоюродные братья, наконец, смогли увидеть арестанта и перекинуться с ним парой слов.

«Меня не бьют, нормально со мной обращаются», – заверил Мурад родных. Когда заходил в клетку, улыбаясь, неуклюже помахал им рукой в наручниках, а они снимали его на телефон. Через секунду охрана гаркнула, что съемка запрещена. На заседании адвокат Михаил Карплюк попытался добиться освобождения подсудимого, причем не возражала даже прокуратура.

Юрист указал суду на многочисленные нарушения при задержании и несоответствия в протоколе. Например, понятые в рапорте следователю числятся соседями. На самом же деле «соседями» оказались ранее судимые, прописанные в Воронежской и Курской области, охранники Митинского лесопарка. Но суд решил иначе. Формальной причиной продления ареста стала дагестанская прописка Мурада: мол, может скрыться от следствия.

Родственники заметили, что он хорошо выглядел – только шрамы от порезов на руке остались и рубец на стопе. Шутка ли: почти три месяца назад ему воткнули нож в пятку по самую рукоятку и прокрутили несколько раз. Отеки, синяки и разбитые губы тоже давно зажили. Мурад как будто похудел – это раздутое от ударов лицо пришло в былую форму.

«Хотя бы не пытают», – сказала сестра того, кто, скорее всего, Новый год встретит в камере.

Штурм и пытки

В конце августа и начале сентября по Митинскому району Москвы прошла целая волна задержаний по подозрению в экстремизме и терроризме. Поводом стал некий список лиц, готовящихся к отбытию в Сирию. В последующем ни этот список, ни официальные доказательства его существования правоохранители не предоставили.

Задержания сопровождались вооруженным штурмом квартир с десятками спецназовцев в масках. Спецоперации как минимум в двух случаях сопровождались пытками подозреваемых и их родственников.

КАВПОЛИТ писал о жестоком задержании и пытках Рагимова и ингуша Багаутдина Костоева. Они жили неподалеку друг от друга, и в дома к ним ворвались в один и тот же день. Обоих избивали и требовали признаться в связях с запрещенной в России террористической организацией «Исламское государство». Поэтому верить, что все задержанные причастны к экстремизму, не приходится.

30 августа сотрудники СОБРа зверски пытали Рагимова на глазах у сестер и отца.

Сначала от него требовали признаться в участии в войне в Сирии и причастности к террористическим организациям. Когда до «штурмовиков», наконец, дошло, что у парня даже загранпаспорта нет, СОБР внезапно нашел у него наркотики. Уголовное дело завели по статье 228 УК (незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств).

Государственная машина не заводится

Сразу после визита «армии» СОБРа сестра задержанного Гюнай Рагимова принесла жалобу на восьми страницах прокурору, который передал дело в СК.

Помимо семьи за 22-летнего студента-стоматолога из Дагестана вступились правозащитники Комитета по предотвращению пыток, депутат Госдумы Ризван Курбанов и президент Федеральной лезгинской национально-культурной автономии и член Совета при президенте России по межнациональным отношениям Ариф Керимов.

От них сообщения о преступлении получили Генпрокуратура, Следственный комитет, ГУВД по СЗАО и ОВД по району Митино. Более того, на сайте Change.org создана петиция за освобождение студента, которую подписали более 1000 человек.

В ОВД Митино при этом утверждают, что телефон ежедневно разрывается от звонков от правозащитных организаций и госорганов. Все законные способы выяснить, что за люди ворвались в дом, мучили Рагимова и били его отца, исчерпаны. Но государственная машина не заводится, сколько ни нажимай на кнопки, соблюдая все инструкции.

Как рассказал адвокат Мурада Михаил Карплюк, Следственное управление СК по СЗАО Москвы, которому прокуратура передала жалобу Гюнай Рагимовой, за три месяца так и не провело проверку.

Управление спустило материалы в Следственный отдел по Митино, а те даже Мурада не опросили. Зато в начале ноября допросили оперативника, который был в соседней комнате с братом Мурада во время пыток. Он, конечно, ничего не видел и ничего не слышал.

Пригласили для разъяснений сестру и мать. Помощница следователя ничего не спрашивала, а только записывала их рассказ, все время пытаясь заменить формулировку «сотрудники СОБР» на эфемерное «мужчины».

Остается только писать жалобы

«Срок проведения процессуальной проверки до возбуждения уголовного дела – три дня, его можно продлить до десяти суток. В исключительных случаях – до месяца.

Дальше следователь либо возбуждает уголовное дело, либо отказывает, либо передает в другой орган согласно подследственности.

Мы же видим, что Следственный комитет практически ничего не делал для проверки факта пыток. Они только взяли объяснения с нескольких родственников. Обследование Мурада они не провели, хотя, когда заявление было подано, у него были следы на теле. Кроме того, сообщение о преступлении они зарегистрировали с нарушением всех сроков – спустя 20 дней», – перечислил адвокат.

На суде 25 ноября он с удивлением узнал, что районный отдел успел отказать в возбуждении уголовного дела, но руководитель Следственного управления СК постановление об отказе отметил, и проверка продолжилась.

«Это все, что сделано по заявлению. Мы написали жалобы на несвоевременную регистрацию сообщения о преступлении и на бездействие Следственного отдела СУ СК как в управление, так и в прокуратуру. А управление и это письмо снова спустило в отдел СК с поручением руководителю разобраться», – сказал Карплюк, отметив, что ответа защита не дождалась.

Заявление о бездействии Следственного отдела адвокат подал еще в октябре, и срок проведения проверки уже вышел.

А потому защитнику и родственникам ничего больше не остается, кроме как и дальше писать жалобы по новым обстоятельствам в вышестоящие органы.

Надежда на Бастрыкина

В досудебном расследовании полиция активностью тоже не отличается, а о вялотекущем ходе следствия Карплюк узнает урывками.  «По поводу якобы найденных наркотиков полиция тоже ничего не делает. Версия о том, что наркотики подкинули, не проверяется. Мы по-прежнему просим установить следствие, кто эти неизвестные сотрудники СОБР, МВД и предположительно ФСБ, штурмовавшие квартиру. Мы ходатайствовали об экспертизе, чтобы допросили родственников – папу, двоюродного брата, сестер. Не делается ничего, только следователи меняются», – констатировал правозащитник.

Тем временем Рагимовы продолжают верить, что госмашина все-таки может «завестись».

Сестра и мать студента записались на прием к председателю СКР Александру Бастрыкину. Личная встреча с главным следователем страны должна была состояться 9 ноября, их заявления приняли и назначили время. Но в приемный день выстроившихся в очередь оказалось 300 человек, а пустили к главе Следкома только десятерых. Рагимовы в этот список не попали. Семья не сдается, сразу снова записались на декабрь.

«Маньяков и педофилов так не избивают, как его пытали. Живому человеку нож в ногу… И никого не интересует, почему это произошло и за что! Ни один представитель власти пока не отреагировал», – жалуются родственники Мурада.

Дело «на тормозах»

Правозащитники и близкие Рагимова упорно добиваются прекращения уголовного преследования студента. Тем не менее Карплюк честно признался, что пока просвета в деле не видит. По его оценке, ситуация сейчас «на тормозах»: правоохранители ждут, когда все уляжется, чтобы потом это дело «запихнуть в суд».

«Они все прекрасно понимают: задержали не того человека. Прошла у них какая-то оперативная информация, они к Рагимову приходят и думают, что он террорист. Избивают его, требуют признаться в терроризме, но ничего в квартире не находят: ни экстремистской литературы, ни оружия. В итоге подбросили наркотики, практика распространенная. Подкидывают – а дальше разберемся.

Начинают его проверять, но снова не находят никакой информации, что он причастен к террористической деятельности.

Если бы что-то было, то ему бы уже давно предъявили обвинение и его дело прикрепили к одному из уже возбужденных уголовных дел. Ведь по этому району в конце августа была задержана куча народа, таких же бедолаг, по подозрению в участии в террористической организации», – напомнил адвокат.

В общем, по мнению юриста, силовики попросту осознали, что задержали не того. «Не того избили, не тому подкинули наркотики. Отпустить они его уже не могут – они же не скажут, что он невиновен, а наркотики они сами подкинули… Выкрутиться они могут только одним способом: направить дело в суд, чтобы Рагимова осудили», – заключил адвокат.

 

КАВПОЛИТ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.