За что осудили прокурора Оруджева? Видео

Два года продолжалось предварительное следствие и суд над бывшим прокурором Советского района Махачкалы Магомедом Оруджевым.  Все это время, как считает адвокат, он был незаконно заключён под стражу.

«Прокурор – это спецсубъект, с учетом его статуса и служебной характеристики, нужно было оставить под домашним арестом, — настаивала защита. И, тем не менее, Оруджев 2 года провел в СИЗО.

В середине декабря судебный процесс завершился вынесением обвинительного приговора. Магомеду Оруджеву дали 3 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. Гособвинение настаивало на 10 годах лишения свободы. Подсудимый и его адвокат утверждают, что это уголовное дело сфабриковано и носит заказной характер. Защита намерена обжаловать приговор в апелляционной инстанции в ближайшее время и добиваться оправдания подзащитного.

Напомним, до того как в отношении Оруджева возбудили уголовное дело, у него случился конфликт с руководством Прокуратуры Дагестана. Он отказался подчиняться кадровым решениям прокурора Дагестана, за что и поплатился карьерой и свободой. В отношении строптивого прокурора сначала возбудили административное дело за грубое обращение с одной из посетительниц. В октябре прокурор республики Рамазан Шахнавазов приказом предупредил прокурора Оруджева о неполном служебном соответствии. Шахнавазов обвинил Оруджева в том, что тот «дезорганизовал работу прокуратуры, допускает факты грубости и бестактности, инициирует разного рода кляузы и жалобы на работников и руководство прокуратуры». Потом конфликт вышел за рамки надзорного ведомства.

Прокурор РД Рамазан Шахнавазов

В ответ Магомед Оруджев подал в суд заявление с просьбой привлечь прокурора Дагестана Шахнавазова к уголовной ответственности за клевету. Суд жалобщику отказал, а противостояние в прокуратуре перешло в уголовную плоскость. В итоге на скамье подсудимых оказался сам Магомед Оруджев по обвинению в хищении оружия и в служебном подлоге.

7 февраля 2014 года возбудили необоснованно уголовное дело, по пункту «в», части 3 статьи 226 УК РФ (хищение оружия). С учетом этой статьи просили 10 лет лишения свободы. Однако суд приговорил к трем годам.

Оруджев сообщал, что «происхождение оружия и боеприпасов, обнаруженных в моем домовладении мне неизвестно». Этот его довод, никем и ничем не опровергнут, и судом тоже. Говоря проще, это оружие ему могло быть подброшено? Если автомат, по версии следствия, был похищен из помещения, где хранились вещественные доказательства, то где заявление о пропаже, где акт, протокол осмотра, — ставит вопросы в беседе с корреспондентом РИА «Дербент» Таибат Салманова.

— Когда они обнаружили это все в ходе обыска, в последующем первый заместитель руководителя СУ Следственного Комитета России по РД Тугаев в декабре 2013 года обращается с письмом к прокурору Дагестана, об установлении причастных лиц к утрате вещественных доказательств. А 27 января 2014 года, по этому обращению было составлено заключение по служебному расследованию, где написано: причастность прокурорских работников к утрате вещественных доказательств не установлено. В заключении так же говорится, что в деле отсутствовало постановление, о признании вещественными доказательствами и приобщения их к материалам дела. Факта хищения оружия не было,  причастность прокурорских работников не было установлена,- заключила Таибат Салманова.

Адвокат рассказала, почему она собирается обжаловать приговор. По обвинению в служебном подлоге ссылаются на постановление об отказе дознавателя в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения заключения под стражу. Обвинение по статье «служебный подлог», строится на том, что Оруджев внес в официальный документ ложные сведенья. — Но где официальный документ? На каком основании они признают этот документ официальным, если он, говоря на языке цивилистики, является ничтожным, и не предусмотрен нормами УПК, — ставит вопросы Салманова, на которые она надеется получить ответ в вышестоящей инстанции.

По версии следствия Оруджев составил документ-постано вление позднее и якобы внес дату несоответствующу ю моменту вынесения. По словам Салмановой, Оруджев не был инициатором этого постановления. Прежде чем направить материалы об избрании меры пресечения в отношении гражданина Исаева, подозреваемого в приобретении и хранении оружия (у которого обнаружили пистолет и патроны) в суд, дознаватель Шабанов обратился к прокурору Оруджеву.

Исаев ранее не был судим, имел место жительства, положительную характеристику, были ходатайства двух депутатов о том, чтобы его не заключили под стражу. С учетом этого, Оруджев ориентировал дознавателя, чтоб  избрал меру пресечения, домашний арест. Потом суд тоже избрал меру пресечения Исаеву — домашний арест.

Однако позже на оперативном совещании Оруджеву вменили в вину, что он не выполнил указание прокурора республики, обязывающего каждого прокурора избирать меру пресечения — заключение под стражу. Это указание, по словам адвоката, противоречит нормам УПК, где  предусмотрены основания, с учетом которых избирается та или иная мера пресечения. Кроме того, подзащитный утверждает, что он не был с ней ознакомлен. Он находился в отпуске и в папке с документами, которую ему направляли, этого распоряжения не было. Но следствие считает, что в постановление, которое было составлено тутже после оперативного совещания, были внесены ложные сведенья. Оруджев не отрицает, что было два постановления. Второе — это дубликат, который он приобщил к исковому заявлению для обращения в суд, обжалуя приказ руководителя от 20 сентября 2013 года об объявлении ему строгого выговора. А ложные сведенья им не вносились.

Судебный процесс по обвинению Магомеда Оруджева РИА «Дербент» прокомментировали в пресс-службе прокуратуры Дагестана:

— Суд не совсем согласился с требованиями гособвинения. В частности, Оруджев был освобожден от ответственности по статье 292 УК РФ «Служебный подлог» в связи с истечением срока. Обвинение запрашивало 10 лет лишения свободы, так как учитывалась суровость наказания по статье 226 УК РФ «Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств», статья эта относится к категории «тяжких» (от трех до семи лет — прим. РИА «Дербент»). Сейчас прокуратура готовится обжаловать приговор суда в связи с частичным оправданием обвиняемого и мягкостью назначенного срока, — прокомментировала старший помощник прокурора Республики Дагестан по взаимодействию со СМИ Татьяна Голубова.

 

Саид Багомаев

Для звонков, SMS-сообщений, отправки фото и видео посредством WhatsApp: +79634201548 E-mail: info@riaderbent.ru
 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0



Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение