В Каире пропали 18 дагестанцев. Родственники говорят, что их похитили

Магомед Алигаджиев с внучкой Сарой. О судьбе обоих нет никакой информации

В Каире за месяц неизвестные похитили 18 уроженцев Дагестана, сообщили Русской службе Би-би-си родственники пропавших, которые пытаются найти своих близких. Правоохранительные органы Египта утверждают, что не задерживали этих людей.

Вечером 12 марта в каирскую квартиру, где жила 31-летняя Сакинат Байсултанова, ворвались десять вооруженных людей в масках, рассказал Би-би-си двоюродный брат женщины Гусейн Байсултанов.

«Среди [неизвестных] была одна женщина в медицинской маске, говорившая по-русски. Ворвавшиеся интересовались именами неизвестных людей, задавали вопросы про бывшего мужа Сакинат — Ахмеда Алигаджиева», — говорит он.

В тот момент в квартире кроме женщины была ее сестра Меседо и четверо маленьких детей Сакинат.

«На мои крики и истерику [они] отреагировали нанесением ударов, после чего, сбив с ног, уложили на пол и нанесли телесные повреждения, в то же время затыкали меня, пугая огнестрельным оружием. Дети плакали, кричали, были сильно испуганы», — говорится в заявлении Меседо, с которым она обращалась в правозащитные организации.

Сакинат Байсултанова родом из дагестанского села Гимры. По словам родных, в Египет она переехала в 2017 году — «для обучения детей религиозным знаниям». Фактически несколько месяцев она находилась в Каире нелегально.

До этого Байсултанова несколько лет жила в Стамбуле, где в посольстве России развелась со своим мужем Ахмедом Алигаджиевым, который был членом группировки «Имарат Кавказ» ( это объединение признано террористическим в России и других странах) и воевал в Сирии.

После развода Сакинат, по утверждению родных, с мужем не общалась и о судьбе его ничего не знала.

После того как неизвестные похитили женщину, в Каир прилетели родители бывшего мужа Сакинат — Магомед Алигаджиев и Суад Хапизова. Они хотели присмотреть за оставшимися без матери детьми.

Родственники утверждают, что после произошедшего с матерью дети находились в сильном стрессе, были очень подавлены, боялись малейшего шума.

24 апреля в квартиру снова ворвались неизвестные — и забрали Магомеда Алигаджиева и Суад Хапизову вместе с детьми. В то же самое время пропала и Меседо вместе со своими четырьмя детьми.

«Узнав о задержании, я стал звонить своим родственникам, но их мобильные были выключены. Когда я приехал, двери были взломаны. Мне также стало известно, что в эту ночь были задержаны еще четверо граждан России, наших односельчан, включая двух несовершеннолетних», — рассказал Гусейн Байсултанов, который сейчас прикладывает все усилия, чтобы найти родственников, но уже опасается и за свою безопасность.

Он нанял адвоката и обратился с заявлением в правоохранительные органы: «Но в протоколе написали, что я признаю, что Сакинат сама взяла сумку и ушла из дома в неизвестном направлении. Я отказался это подписать и ушел».

Нанятый Байсултановым адвокат считает, что таким образом «местные спецслужбы давят на преступника через его близких, пока он не появится сам, держат родных, пока не разузнают все о местонахождении» бывшего мужа Сакинат.

У российских правозащитников недостаточно информации о том, что происходит в Египте, говорит директор Центра анализа и предотвращения конфликтов Екатерина Сокирянская.

«С моей точки зрения, массовое задержание может преследовать цели как давления на бывшего мужа Сакинат, так и депортации задержанных в Россию», — считает эксперт.

Однако, говорит Сокирянская, происходящее противоречит всем принятым практикам — обычно в таких случаях задержанным дают связаться с родными, иногда даже разрешают позвонить прямо из самолета, а также ставят в известность посольство.

«Насколько мне известно, Гусейн Байсултанов обращался в посольство России в Каире, в правоохранительные органы Египта, в правозащитные структуры и организации, но никто не cмог ему ответить на вопрос, где его родные, что с ними, в порядке ли дети. Нужно срочно ввести эту ситуацию в правовое русло», — уверена эксперт.

В настоящее время родственники не знают о местонахождении 18 своих близких. Из них восемь — дети.

В консульстве России в Каире не смогли оперативно ответить на вопросы Би-би-си, однако Гусейн Байсултанов утверждает, что сотрудники «очень отзывчивы» и пытаются помочь.

Для оперативного комментария была недоступна и уполномоченный по правам ребенка в России Анна Кузнецова, к которой также должно было поступить заявление от родственников пропавших детей.

 

https://www.bbc.com/russian/news-43921090

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение