Сносы мечетей в Азербайджане: никакой политики, просто бизнес

Бакинскую мечеть «Гаджи Джавад» («Hacı Cavad») «амнистировали» от приговора по сносу. На время. В связи с возмущениями верующих и старожилов Баку, президент Азербайджана Ильхам Алиев издал постановление о создании специальной комиссии, которая должна вынести вердикт о целесообразности демонтажа «Гаджи Джавада». Однако, по данным РИА «Дербент», в такой формулировке есть загвоздка. «Гаджи Джаваду» выпало «несчастье» появиться в Ясамальском районе – историческом месте Баку, которое власти Азербайджана достаточно давно подготовили под капитальный демонтаж.

В Год исламской солидарности

Построенная в XIX веке мечеть (ул. Абдуллы Шаига, 79) официально находится под охраной государства как историко-культурный памятник. О том, что ее собираются снести, стало известно в начале апреля этого года. Сначала об этом писали в соцсетях бакинцы. 12 апреля верующие мусульмане и старожилы Баку отправили соответствующую петицию Ильхаму Алиеву. В тексте сказано, что решение по сносу принято на высшем уровне, в рамках комплексной реконструкции района и строительства в нем высокоскоростных магистралей. Об этом пришедшим на намаз прихожанам сообщил глава администрации Ясамальского района Баку Ибрагим Мехтиев. А Мехтиев, в свою очередь, сослался на распоряжение Министерства культуры и туризма Азербайджана, к ведению которого мечеть относится как исторический памятник.

Прихожане были шокированы таким решением чиновников. В тексте петиции они просили Ильхама Алиева отменить снос мечети. Во-первых, по их словам, этот дом молитвы – охраняемый государством памятник архитектуры.

Во-вторых, 2017 год объявлен в Азербайджане Годом исламской солидарности. «Ислам неотъемлемая часть истории и культуры азербайджанского государства» – писали мусульмане Баку главе государства. Снос мечети, по их словам, станет для друзей Азербайджана в мусульманском мире горем, а для врагов страны будет поводом для злорадства и провокаций.

В-третьих, как писали бакинцы, как им известно, окончательного решения по строительству трассы через территорию мечети еще не принято.

Герой в кавычках

Глава Ясамальского района Ибрагим Мехтиев, тем временем, стал в соцсетях и в СМИ Азербайджана героем. В кавычках. Когда известие с предполагаемым сносом старинной мечети стало достоянием общественности, Мехтиев оказался в поле зрения прессы. Что ему явно не очень понравилось. Издание AzeriToday пишет: когда в начале апреля возле мечети был пикет протеста, к прибывшему туда Мехтиеву подошла местная журналистка, освещавшая событие, и попросила прокомментировать сложившуюся ситуацию и поиск выхода из нее.

«Казалось бы, чиновник должен был быть заинтересован в том, чтобы прояснить ситуацию, сложившуюся на вверенной ему территории, чтобы общественность страны получила неискаженную информацию о происходящем вокруг мечети «Hacı Cavad», – сообщило издание. – Но не тут-то было. Мехдиев в грубой и вальяжной форме, словно он чрезмерно занятый пуп земли, стал отказывать журналистке. А под занавес вообще применил по отношению к ней физическую силу, ударив по камере».

В журналистском сообществе припомнили, что Ибрагим Мехтиев не в первый раз проявляет такое отношение к прессе, особенно если четвертая власть предстает перед ним в образе хрупкой женщины. Издание Minval. Az сообщило, что летом прошлого года от действий районного главы пострадала их сотрудница Яна Мадатова. Стычка Мадатовой и Мехтиева произошла, когда Мадатова освещала на месте демонтаж старого архитектурного комплекса в Ясамальском районе. Мехтиев, как пишет издание, пытался силой вырвать у Мадатовой телефон, на который она снимала процесс сноса. «А затем приказал сотрудникам полиции увезти Яну Мадатову в Ясамальское районное управление полиции, где ее продержали почти три часа». Пока журналистка томилась в «обезьяннике» за то, что честно выполняла свою работу, участок, о котором она планировала написать, был снесен. Позже Мехтиев оправдывался в СМИ, что этот инцидент был вызван неадекватными действиями самой журналистки. А решения по сносу старого архитектурного комплекса, по его словам, принимает не он, а Министерство культуры и туризма.

Комиссия, или припарка для покойника

Тем не менее, поднявшаяся в апреле волна народного возмущения сносом «Гаджи Джавада» возымела действие. На днях Ильхам Алиев издал распоряжение о создании специальной комиссии для всестороннего исследования ситуации вокруг сноса мечети «Гаджи Джавад». Комиссия должна дать полную объективную оценку технического состояния памятника и представить соответствующие распоряжения. Судя по тому, как видят архитектурный облик Баку власти Азербайджана, это решение – не отмена смертного приговора, а всего лишь отсрочка его исполнения.

Территория, на которой находится старинная мечеть, известная в Баку как «Советская», была обречена на полный снос еще несколько лет назад. По генплану города, под снос, кроме жилых домов советской постройки, должны пойти, помимо всего прочего, 21 историческое здание и два внесенных в реестр Минкультуры Азербайджана памятника архитектуры. Из последних в январе прошлого года приговорили к сносу архитектурный комплекс конца XIX века «Бани Гаджи Фараджуллы», где с 1989 года располагается государственный театр «Юхъ», основанный заслуженным деятелем искусств республики Вагифом Ибрагимоглу. В то же примерно время, несмотря на протесты старожилов Баку, власти приступили к сносу «Дома мусаватистов» — построенного в начале XX века в восточном стиле особняка. Еще один приговоренный к смерти памятник – башня cтаринного Шолларского водопровода, находится вблизи мечети «Гаджи Джавад», на пересечении улицы Абдуллы Шаига с улицей имени Сулеймана Рагимова.

Несмотря на то, что перечисленные объекты – части исторического лица столицы Азербайджана, они были заблаговременно исключены мэрией Баку и Минкультуры из списка памятников культурного наследия в период планирования масштабного демонтажа «Советской». Тем самым создавая прецедент для подобных действий в Азербайджане в отношении других историко-культурных памятников. Включая мечети. Исключением могут быть только мечети — памятники из списка ЮНЕСКО.

Намаз возле стен мечети «Гаджи Джавад»

Но есть один интересный факт. В азербайджанском списке ЮНЕСКО нет ни одной мечети, как и вообще ни одного культового сооружения (Для сравнения: в соседнем с Азербайджаном Иране, где, как и в Стране огней, большинство населения мусульмане-шииты, в список ЮНЕСКО внесены две мечети и пять армянских монастырских комплексов). Азербайджанские дома молитвы, в духовном плане подчиняясь Управлению мусульман Кавказа, как здания и юридические лица – объекты ведения светских властей. Имущественными и правовыми вопросами занимаются действующий при правительстве Госкомитет по делам религий и муниципальные власти. Если здание мечети – памятник истории и культуры, то это область ведения Министерства культуры и туризма. Того самого ведомства, которое, по словам главы Ясамальского района Баку, ответственно за разрушение исторического ядра столицы Азербайджана под предлогом капитальной перестройки.

Продаем старый Баку

В связи с намерением снести «Гаджи Джавад» в Дагестане вспомнили похожий азербайджанский случай – с закрытием летом прошлого года старинной суннитской «Лезгинской мечети».

Прозвучало мнение, что «культурная» расправа над «Гаджи Джавадом» — знак того, что в Азербайджане намерены «аннулировать» все неподконтрольные властям мусульманские приходы – в первую очередь, суннитские. Но это мнение не совсем соответствует действительности. «Гаджи Джавад» шиитская мечеть. Ее наметили к сносу, в первую очередь, по причинам модернизации и вестернизации облика Баку, а не по политическим соображениям. После того, как в октябре прошлого года глава мусульман Азербайджана Аллахшукюр Пашазаде (конечно же, не без сигнала спецслужб) распорядился оснастить все мечети страны видеокамерами, у властей нет повода осуществлять «пацификацию» мусульман силовыми методами. Кроме камер, у властей в каждом приходе есть свои информаторы. Да и глава Управления мусульман Кавказа Пашазаде пока еще не давал повода сомневаться в его лояльности правящему клану.

Как сказал автору материала проживающий за рубежом известный азербайджанец, под дамоклов меч сноса могут попасть любые мечети – как суннитские, так и шиитские. «Ильхам Алиев недавно совершил со всем своим семейством Умру – малый хадж в Медину. Но он не понимает разницы между суннитами и шиитами, — сказал собеседник РИА «Дербент». — Для Алиева сунниты – шииты это исламский фактор, а исламский фактор, в свою очередь, инструмент политического запугивания». Причина конфликта вокруг «Гаджи Джавада», по словам эксперта, кроется в «неудачном» расположении мечети – историческом центре Баку.

«Власти давно там хотели все снести и построить на месте старинных домов и скверов «модерновые» парки и бизнес-центры. Но когда цены на азербайджанскую нефть резко пошли вниз, планы пошли в мусорную корзину. Территорию «Советской» в спешном порядке продали арабам из Кувейта. Раз территория продана, в 2016 году решили ломать все до основания. А тут как раз резкое снижение уровня жизни в Азербайджане, помноженное на стремление властей компенсировать себе любой ценой убытки от кризиса. Власти хотят денег, люди злятся. Тлевший ранее на кухнях социальный гнев переместился в область защиты культурных ценностей от варварского слома. Известие о том, что будут ломать мечеть, превратило этот мирный до недавнего времени приход в настоящий дом Павлова. Что властям только на руку. Можно, используя подконтрольных публицистов вроде Эйнуллы Фатуллаева, представить недовольство верующих и просто неравнодушных к облику Баку азербайджанцев как аналог произошедшего осенью 2015 года мятежа в Нардаране. А Фатуллаев и ему подобные под диктовку напишут что угодно. К примеру, что шиитскую мечеть в центре Баку отстаивают агенты ДАИШ («Исламское государство», ИГИЛ, запрещено в России – РИА «Дербент»), а помогают им спецслужбы Ирана и Армении. Но в самой ситуации никакой политики нет. Чистая экономика. Если нефть не приносит больше баснословных прибылей, а источники доходов верифицировать надо, будем продавать оптом и в розницу старый Баку».

Такая антикризисная стратегия типична не только для Азербайджана, но и для России. В частности, для города федерального значения Москва, где стоимость городской земли, немаленькая и в 90-х годах, в «нефтяные» нулевые годы была искусственно увеличена в десятки раз. В столице России при негласной поддержке вице- мэра Москвы Марата Хуснуллина продавливается запущенный еще при мэре Юрии Лужкове проект по строительству в историческом центре столицы элитного жилищно-строительного комплекса. Исполнение этого проекта грозит уничтожить до основания относящиеся к XV-XVI вв. городские кварталы вместе с находящимися там старинными православными храмами. Как и в случае с Азербайджаном, религия тут дело тридцать восьмой степени важности.

Гасан Вердиханов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Сносы мечетей в Азербайджане: никакой политики, просто бизнес

1 комментарий

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.