Полвека ада в долине Дагестана: в верховьях Самура гибнет экосистема

Отселок села Хнов на фоне токсичных отвалов и ядовитого концентрата, стекающего из штолен месторождения Кизил-Дере

О незаконсервированных штольнях месторождения Кизил-Дере, источающих ядовитые стоки, которые отравляют Самурскую долину ионами тяжелых металлов, широко известно узким специалистам. Данная проблема поднималась экологами и общественниками, которым удалось предотвратить разработку данного месторождения «Русской медной компанией», грозившей обернуться подлинной экологической катастрофой всего приграничья Дагестана с Азербайджаном.

Километры токсичного ада

Однако сотни тонн отвалов из проходческих штолен никуда не делись, как и сами штольни, открывшие доступ кислороду и воде к спрятанным в горе рудным телам. В результате в соединениях меди, цинка, свинца, кобальта и других металлов, содержащихся в отвалах и штольнях, происходит процесс окисления, образования купоросов, которые, растворяясь в подземных грунтовых водах, стекают через штольни в речку Кизил-дере. Оттуда – в Ахтычай, а затем попадают в Самур. Эту воду пьют, ею поливают сады и поля, что самым негативным образом отражается на здоровье людей, живущих не только в близлежащих селах, включая Ахты, но и расположенных ниже по течению Самура.

Соединения тяжелых металлов окрашивают отвалы в яркие цвета

По словам Мирзабека Алимова, который многие годы своей жизни потратил на привлечение внимание к проблеме, изучал ее как профессиональный химик, нанесенный природе урон колоссален.

С 1964 по 1983 год в поверхностной части месторождения на трех ярусах было прорыто 18 км штолен диаметром более 2 м, а также более 100 тыс. погонных метров разведочных скважин. Вся проходческая порода, насыщенная соединениями тяжелых металлов, сваливалась в ущелье Кизил-Дере и уносилась паводками. В 2011 году лаборатория Минприроды рассчитала сумму вреда, наносимого водным объектам в результате излива штольневых сливов с месторождения за период с 30 марта по 20 сентября (за полгода). Она составила 124 млн рублей, то есть за год – четверть миллиарда. И это процессы продолжаются более 50 лет.

Токсичный концентрат просачивается из заваленной штольни

Погранзаставы и дорога смерти

С целью выяснить сегодняшнее положение дел редакция РИА «Дербент» посетила долину Кизил-дере. Данная местность расположена рядом с селением Хнов – одним из труднодоступных населенных пунктов Ахтынского района. Дорогу, ведущую в эти места, можно назвать дорогой смерти. Правда, она постепенно улучшается, так как данная территория граничит с Азербайджанской Республикой и здесь размещено много погранзастав.

Поэтому вопросы транспортной коммуникации находятся на особом контроле. В том числе, видимо, и у Комитета солдатских матерей, который каждому случаю гибели военнослужащих на горных дорогах придает особый резонанс, будоража военное ведомство и заставляя его улучшать инфраструктуру погранзастав. Тем не менее, дорога до сих пор остается очень опасной.

Услуга за услугу

Не доезжая до поселения Хнов, открывается вид на ущелье Кизил-дере, образованное одноименной речкой, впадающей в реку Ахтычай. В этом месте – на территории левосторонней залежи месторождения, где располагался поселок геологов, уже много лет существует отселок поселения Хнов. Как нам стало известно, поселок геологов был передан администрации с. Хнов «безвозмездно» за одну «пустяковую» услугу – горняки не стали производить консервацию месторождения, бросив все как есть, и поспешно ретировавшись. Последствия данного события таковы: государство все эти годы безвозвратно теряет полезные ископаемые, а жители южного Дагестана вынуждены пользоваться водой, отравленной ионами тяжелых металлов. При этом прямой урон, нанесенный природе и государству, исчисляется десятками миллиардов рублей.

Необходимо отметить, что месторождение Кизил-дере является лишь частью Хнов-Борчинского рудного района и охватывает территорию в виде узкой полосы вдоль реки Ахты-чай от сел. Борч на северо-западе (Рутульский район РД) до сел. Фий на юго-западе (Ахтынский район РД), где выявлены еще 16 рудопроявлений, на которых, как и на месторождении Кизил-дере, также не проведены консервационные работы.

Ядовитую раскраску страшного наследия полувековой давности можно увидеть из долины Ахтычая – в этом месте узкое ущелье заметно расширяется. Такое опасное соседство местными жителями воспринимается с возмущением, безмятежно в Кизил-дере пасется только ничего не подозревающий скот. Люди, ставшие заложниками нынешней ситуации, видимо устали думать о том, насколько опасными являются разноцветные стоки, берущие свое начало из отвалов и штолен.

Необходимо пояснить, что Роснедра обязаны охранять свои территории даже от самовольной застройки. Поэтому заселение жителями территории, которая, как известно, не соответствует эргонометрическим требованиям, осуществленное администрацией с. Хнов, также является преступлением.

Отселок с. Хнов в ущелье Кизил-Дере, расположенный на месте поселка геологов

Закон требует консервации

Чем ближе подходишь к месторождению, тем сильнее поражаешься масштабу экологического бедствия. Мирзабек Алимов пояснил РИА «Дербент», что большая часть пород, извлеченных из недр месторождения, уже давно унесены паводковыми водами. В отдельные годы куски породы образовывали заторы в месте впадения Ахтычая в Самур у селения Ахты. Хотя и сохранившиеся отвалы поражают своими масштабами.

Как оказалось, сами штольни уже давно стали непроходимыми. Часть завалило оползнями, а входы в оставшиеся – затопило. Однако даже заваленные участки туннелей сохранили свою связь с остальными штольнями, и отрава из окисленных тяжелых металлов постоянно вытекает из них.

Затопленная штольня, из которой вымываются полезные ископаемые, превращаясь в купоросы и другие высокотоксичные соединения

Единственным спасением от продолжающегося химического бедствия является проведение консервационных работ на месторождении Кизил-дере, которые предотвратят процессы окисления и выщелачивания полезных ископаемых, дальнейшее отравление бассейна реки Самур ионами тяжелых металлов и другими опасными химическими соединениями. Но эту процедуру не желают проводить ни федеральные, ни республиканские власти. Точнее, они не горят желанием решить этот вопрос, который находится в их совместном ведении.

А ведь именно этого требует Закон «О недрах». В статье 26 закона говорится, что по завершении геологоразведочных работ, обязательным является проведение консервационных работ. Таким образом, грубо нарушается закон, а надзорными, контрольными и другими органами государственной власти совершено и совершается преступление против местных жителей. Судьбы десятков тысяч людей, проживающих в долине Самура и Ахтычая, а также сотен тысяч потребителей самурской воды не волнует чиновников.

Судебные тяжбы

В 2004 году Мирзабек Алимов подготовил судебное заявление в защиту прав и законных интересов неопределенного круга лиц, проживающих в Дагестане. К заявлению были приложены материалы «Об ухудшении качества вод бассейна реки Самур и среды обитания в Южном Дагестане из-за непроведенных в Хнов-Борчинском рудном районе консервационных работ». Материалы содержат исчерпывающую информацию о поднятой проблеме и доказательства в виде текстового материала (78 стр.), а также графических, визуальных и текстовых приложений (45 стр.), показывающих, какую угрозу она несет всему региону.

В материалах показаны многочисленные факты бездействия и виновности органов исполнительной власти в противоправных общественно опасных деяниях, нарушениях, в том числе и природоохранительного законодательства, причинении вреда окружающей природной среде, имуществу и здоровью человека.

Скот пасется рядом с одной из штолен месторождения Кизил-Дере

Согласно сведениям, приводимым в заявлении Мирзабекова, только от месторождения Кизил-дере в водные объекты было сброшено свыше 200 тысяч тонн проходческих пород, в том числе почти 43 тысячи тонн смеси купоросов. Отмеченные в материалах факты отравления водных ресурсов, по словам заявителя, способны вызвать массовое уничтожение растительного и животного мира в Южном Дагестане и, по сути, являются фактами экоцида.

Однако судебное разбирательство не позволило решить вопрос с консервацией месторождения, вскрытого геологами. Мирзабек Алимов рассказал РИА «Дербент», что ему, уроженцу сел. Ахты, пояснили, раз ты проживаешь в Каспийске, значит, не питаешься и не потребляешь воду из реки Самур, соответственно не вправе обращаться в защиту прав и законных интересов неопределенного круга лиц, проживающих в Южном Дагестане.

Чем дольше будет оставаться нерешенной проблема «Кизил-дере», тем ужасней будут ее последствия, от которых самым серьезным образом пострадает и природа, и люди. Вина за сложившуюся в регионе ситуацию, уже приведшей к экологической катастрофе, целиком лежит на чиновниках уполномоченных органов государственной власти.

Вызывает недоумение отсутствие реакции соответствующих природоохранных и правоохранительных ведомств. Полное равнодушие к проблеме Кизил-дере с их стороны и бездействие, наблюдается, кстати, и в нынешнем 2017-м году, объявленным в стране Годом экологии.

Мурад Селимов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

8+



Метки: » » » » » » » » » » » » » »

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение