Памфилова против дагестанского спрута

То ли под воздействием медиаактивности Рамазана Абдулатипова, то ли по чьей-то рекомендации Элла Александровна Памфилова наивно или искренне думает, что нарушения на выборах не связаны с главой Дагестана непосредственно, что «царь хороший, а бояре плохие».

Почему Памфилова молодец?

Заявление председателя Центризбиркома России Эллы Памфиловой о том, что она направила в Генпрокуратуру РФ 223 обращения, поступившие к ней в связи с нарушениями на выборах 18 сентября, а также ее намерение подготовить для руководства страны отдельный доклад по Дагестану по причине того, что он «с точки зрения проведения избирательной кампании оказался одним из самых неблагополучных регионов», вызывает у меня лично уважение к ней.

Дело в том, что жалобы и обращения в адрес президента России Владимира Путина, ЦИК РФ, Генеральной прокуратуры РФ и других органов, а также сообщения СМИ о нарушениях законодательства и административном давлении, которые шли непрерывным потоком из Дагестана, оставались без должного реагирования.

Ровно 40 дней назад (21 сентября) в СМИ прозвучало обещание самой главы ЦИК РФ создать рабочую группу и приехать в республику разобраться, но после недавних сообщений о «десанте» Центризбиркома в Санкт-Петербург показалось, что Дагестан сознательно оставили на потом, когда все страсти поутихнут.

В унисон этому предположению на конференции, организованной полпредством президента РФ в СКФО в Пятигорске 28 октября, власти постарались поставить политико-психологическую точку в вопросе о нарушениях на выборах в регионе с опорой на мнение политологов и экспертов.

Эксперты-мирильщики

Многие из выступавших в Пятигорске, зная о сообщениях в СМИ и социальных сетях в интернете, указывающих на фальсификацию итогов голосования на праймериз партии «Единая Россия», о многочисленных видеороликах и фотокопиях, а также об аудиозаписи, предположительно, с совещания у первого заместителя руководителя администрации главы и правительства РД, где очевидны признаки нарушений, неуклюже пытались представить их несущественными.

По словам директора Центра современной кавказской политики «Кавказ» Владислава Никонова, «после подсчета этих свидетельств (о нарушениях — Э.У.) в соцсетях, эксперты ЦСКП не увидели оснований называть эти нарушения массовыми.

С другой стороны, власти сразу признали выборы состоявшимися, легитимными, прозрачными, а высокую явку – реальной, что тоже не совсем соответствовало действительности.

В общем, получается, что обе стороны не совсем правы, но поскольку «поезд ушел» и нарушений немного, то, как говорится, закроем вопрос.

Невидимое видимое

Однако при всем уважении лично к Владиславу Никонову не могу согласиться с утверждением об отсутствии оснований, чтобы говорить о массовости фальсификаций на выборах в Дагестане.

Так, перед голосованием на праймериз партии «Единая Россия», в СМИ республики и соцсетях была опубликована копия распечатки с заранее расписанным списком победителей из числа претендентов в депутаты Госдумы ФС РФ, который полностью совпал с официально опубликованным, разве что поменялись местами два кандидата.

А стремясь выглядеть лучше перед начальством, республиканский оргкомитет праймериз выдал явку избирателей за 70%, и лишь спохватившись, что в Москве говорили о явке до 15%, выдал цифру 14% с хвостиком.

О результатах рассмотрения публичных заявлений как минимум одного из претендентов — Аликбера Абдулгамидова — о фальсификациях на праймериз партия ничего не сообщила.

В конце июля благодаря утечке из Дома правительства РД в СМИ и блогах была опубликована весьма правдоподобная аудиозапись совещания у первого заместителя руководителя администрации главы и правительства РД Алексея Гасанова, на котором люди, голосами похожие на многих известных чиновников, обсуждают меры применения административного ресурса для снятия неугодных региональной власти кандидатов в депутаты.

Упоминаемые при этом кандидаты выдвигались от партий, которые до этого публично критиковал глава республики Рамазан Абдулатипов.

Трое активных граждан направили заявления в прокуратуру РД и Следственное управление СК РФ с требованием исследовать аудиозапись на предмет достоверности, но они сообщили заявителям, что лишь переслали заявления друг другу.

Между тем, как бы в подтверждение содержания аудизаписи, добровольно снялись с выборов дагестанские отделения партий «Народ против коррупции» и «Родина», то есть более 400 кандидатов.

Как вдруг такое серьезное решение могли одновременно принять несколько сотен человек, знают, наверное, только федеральные эксперты.

Хотя в СМИ публиковались заявления некоторых кандидатов о давлении на них со стороны чиновников.

В конце августа газета «Черновик» опубликовала список из 90 кандидатов в депутаты Народное собрание РД, которые определены заранее в качестве победителей в региональных группах.

Правда, по отдельным региональным группам было указано по две кандидатуры из «Единой России» или других партий.

Это не помешало получить официальные результаты выборов, почти совпавшие с предсказанными… Опять случайность, наверное!

Отдельный разговор о явке избирателей.

Многие наблюдатели, по опыту предыдущих выборов, в том числе в 2013-2015 годах, то есть при правлении Рамазана Абдулатипова, предупреждали, что реальная явка избирателей не превысит 15%, а сообщат о 90%.

Так и случилось, что зафиксировано было в некоторых протоколах, копии которых опубликованы в СМИ и соцсетях.

Каким образом могла получиться такая огромная разница в активности граждан на соседних и весьма похожих друг на друга избирательных участках, федеральные эксперты в Пятигорске и Москве тоже не разъяснили…

Возможно, они временно погрузились в виртуальный мир, или у них своя теория вероятностей, отличная от общепризнанной и доказательной?

Но формально Никонов прав. Ведь юридически говорить можно только о зафиксированных нарушениях.

А раз на остальных избирательных участках они не зафиксированы, значит, доказательств нет, и нарушений не было!

Простое доказательство обмана

Но это тот случай, когда по форме правильно, а по сути — издевательство! И доказать это просто! Ведь если захотеть, то показатель явки легко проверяем.

Достаточно составить репрезентативную выборку (с разных улиц) избирателей участка и спросить каждого, предупреждая об ответственности за лжесвидетельство и последующей почерковедческой экспертизе, о том, приходил ли он на участок и подписывался ли при получении бюллетеня.

Причем проверку надо поручить правоохранителям из других регионов и представителям разных партий, в том числе из числа не участвовавших в выборах.

Думаю, результат был бы предсказуем, однако вопрос упирается в согласие руководства страны признать массовое и многократное завышение явки.

Симптоматично, что, преодолев разногласия, Дагестанский реском КПРФ опубликовал 31 октября заявление, в котором сообщает об использовании административного ресурса для фальсификации итогов голосования, в том числе и по явке избирателей.

Поэтому реском «не признает «результаты» прошедших 18 сентября 2016 года «выборов» депутатов Государственной думы ФС РФ седьмого созыва и Народного собрания Республики Дагестан шестого созыва и считает, что законодательные органы, сформированные из числа депутатов, «избранных» местными главами и подконтрольными им избирательными комиссиями, не могут обладать легитимностью».

Ранее с подобными заявлениями выступили дагестанские отделения партий «Патриоты России», «Возрождение России» и ЛДПР, а также некоторые беспартийные кандидаты-одномандатники .

Но эксперты в Пятигорске, чтобы придать весомость своим утверждениям, упоминали и о небольшом количестве «харизматических» лидеров, выдвинутых оппозицией, и отсутствии у нее дельных предвыборных программ.

То есть виновата сама оппозиция.

Ну и «последний гвоздь» в оппозицию и избирателей пытался забить московский эксперт, давший 31 октября комментарии газете «Коммерсант».

Не могу не привести абзац из статьи:

«На Северном Кавказе нет пока людей, методов, ресурсов, чтобы обыгрывать партию власти», – заявил «Ъ» участвовавший в мероприятии политолог Константин Калачев.

«Да и запроса на это массового нет, — говорит он. — Хотя, как утверждают местные эксперты, результаты выборов здесь контролируются властью, а явка завышена, но выборы можно признать легитимными. Ведь население эти результаты приняло». Протесты он считает локальными и приводит в пример «голодовку коммунистов в Буйнакске» (ранее они, в частности, обвиняли полицию в препятствии наблюдателям).

По словам господина Калачева, важную роль на выборах играла федеральная повестка, а результат предопределила «поддержка «Единой России» Путиным, авторитет которого на Кавказе не просто высок, а безусловен».

Но, несколько противореча себе, эксперты посетовали на то, что «избирательный процесс в России находится в кризисе, и одна из главных причин этого – отсутствие внятной, профессиональной оппозиции». При этом забыли сказать, почему же произошел этот кризис?

В правде ли сила, брат?

В связи с поставленными вопросами вспоминается известная фраза из культового кинофильма «Брат-2».

В Дагестане, например, ссылаясь на Владимира Путина и используя административный ресурс, в том числе правоохранительных органов, Рамазан Абдулатипов ослабил некоторые кланы и политические группировки и затем подчинил их себе.

Остальные предпочли «встать в строй» и поделится властью и собственностью.

На лиц, пытавшихся организовать ему цивилизованную оппозицию, было оказано давление, а лидера дагестанского отделения партии «Справедливая Россия» Гаджимурада Омарова избили, как он заявил, лица из охраны главы Дагестана.

А Омаров, между прочим, был избран 18 сентября депутатом Госдумы ФС РФ по региональной части списка СР от Башкирии.

Большой поток жалоб в администрацию президента России от дагестанцев, на который публично сетовал сам Абдулатипов, а также экс-полпред президента РФ в СКФО Сергей Меликов, не имел должной реакции со стороны руководства страны при таких друзьях главы Дагестана, как первый заместитель руководителя администрации президента РФ Вячеслав Володин, ставший после выборов председателем Госдумы ФС РФ, и пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков.

Газета «Черновик» опубликовала данные социологических опросов ФСО об оценке эффективности деятельности главы республики, согласно которым отрицательно и скорее отрицательно высказались более 52% опрошенных, тогда как положительно оценили его работу лишь 8% опрошенных — и еще 16% как скорее положительно.

Самые низкие в СКФО оценки получил Абдулатипов и в ходе недавнего опроса сотрудниками ВЦИОМ дагестанской молодежи.

Эти результаты явно не соотносятся с официальными итогами выборов!

Упомянутый политолог Калачев не просматривает, видимо, ежемесячные рейтинги устойчивости регионов фонда «Петербургская политика», в которых регулярно сообщается о большом количестве протестных акций в Дагестане.

Только за последнюю неделю прошло шесть акций по разным вопросам.

Уверен, что дагестанцы не хотят протестовать, понимая тяжелое положение в стране и давление США и их союзников, а также опасаясь последствий какого-нибудь майдана или войны.

Но, видя равнодушие, а то и попустительство федеральных властей, не выдерживают, поскольку не видят иных возможностей воздействовать на образовавшегося в республике нового властного спрута.

Игнорируется в Москве и мнение ряда местных и некоторых федеральных экспертов о псевдоуспехах в социально-экономическом развитии Дагестана, которые максимально широко пропагандируются в федеральных и региональных СМИ.

Так что ситуация в Дагестане напоминает кипящий котел, готовый взорваться.

Наивность против спрута

Тем не менее, то ли под воздействием медиаактивности Рамазана Абдулатипова, то ли по чьей-то рекомендации Элла Александровна Памфилова наивно или искренне думает, что нарушения на выборах не связаны с главой Дагестана непосредственно, что «царь хороший, а бояре плохие».

Наверное, поэтому она заявила о своей надежде на то, что «господин Абдулатипов встретится со всеми представителями оппозиционных партий, чтобы услышать их, выработать механизм взаимодействия руководства заксобрания, правоохранительных органов с представителями оппозиционных партий, общественных организаций, которые нацелены на оздоровление ситуации в республике».

Она, видимо, не знает, как высокомерно он отзывался о даже вполне лояльных к нему партиях «Народ против коррупции» и «Родина», не говоря уже об оппозиции, отдельных критиках и своих подчиненных.

Такими же наивными представляются ее надежды на то, что избирком Дагестана проголосует за кандидата от движения «Голос» Эдуарда Атаева.

Дело еще и в том, что проверки соблюдения избирательного законодательства, которые она попросила провести Генеральную прокуратуру РФ, спустят местным подразделениям, где командует прокурор РД, сын которого избран 18 сентября в Народное собрание РД по спискам партии «Единая Россия»…

Что касается возможных проверок по линии ЦИК РФ, то здесь на страже местных интересов может выступить земляк зятя Абдулатипова по Чародинскому району Дагестана и Москве, член Центризбиркома Сиябшах Шапиев.

Поэтому я предполагаю, что «дагестанский спрут» сведет проблему нарушений на выборах, как, впрочем, и по другим многочисленным инцидентам, к отдельным недостаткам, не сильно портящим в целом благостную картину.

Только чем это обернется?

КАВПОЛИТ

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение