Евреи Кавказа: «Именно на Северном Кавказе радикальные исламисты могут и должны получить отпор»?

Не секрет, что мы живем в такое время, когда различные силы опять активно начинают использовать религию в политических целях, для разжигания межнациональной розни и — как следствие — войн между народами и государствами.

Исходя из этого, расхожий термин «исламский фундаментализм», на мой взгляд, правильнее было бы заменить на понятие «политизированный ислам». Квинтэссенцией этого понятия является нынешний режим в Иране, но мы видим, какие еще более уродливые формы может принять политизированный ислам на примере организации ИГИЛ, действующей сегодня в Сирии и Ираке, и уже засылающей своих эмиссаров в самые различные регионы мира, включая и Северный Кавказ. Но, как мне кажется, именно на Северном Кавказе с его многовековыми традициями национальной и религиозной толерантности радикальные исламисты могут и должны получить отпор, и даже если и добьются каких-либо успехов, то успех этот будет минимальным и непродолжительным.

В регионе, где мусульмане всегда не просто терпимо, а самым дружеским образом относились к своим соседям евреям и христианам, у подобной модификации ислама попросту нет почвы. И тут мне как раз и хочется обратиться к урокам, которые можно извлечь из истории еврейских общин Северного Кавказа. Как известно, эта история уходит корнями вглубь даже не столетий, а тысячелетий. Уже в Талмуде мы находим упоминание о еврейской общине Дербента, который там называется Тарабантом и о том, что туда специально направляли раввинов из Иерусалима. Как и многие еврейские общины, оказавшиеся разбросанными по десяткам стран мира, евреи Кавказа оказались перед непростым выбором: либо принять обычаи, традиции и религию местного населения, либо во имя сохранения своей культуры и национальной самоидентификации замкнуться в рамках гетто. Не секрет, что евреи Европы, да и большинства стран ислама, выбрали именно последний путь, и, как считается, именно благодаря этому выбору еврейский народ продолжил свое существование и дожил до наших дней.

История евреев Кавказа, выбравших иной, «третий путь», в этом смысле уникальна. Осмелюсь предположить, что объясняется это как раз уникальностью самого Кавказского региона, где на относительно небольшой территории всегда проживали бок о бок десятки различных народов и где – в условиях явного преобладания населения, исповедующего ислам, — впервые в мире родилось подлинно мультикультурное, толерантное общество. Разумеется, сами жители Кавказа не знали таких модных сегодня понятий, как «мультикультурность» и «толерантность», но зато они с успехом следовали этим понятиям на практике, сделав их основой своей повседневной жизни. Кавказское гостеприимство, умение уважать язык, обычаи и традиции соседей, а не навязывать им свои, делить с этими соседями радость и приходить на помощь в трудные минуты, без преувеличения, известны всему миру. При этом я отнюдь не собираюсь заниматься лакировкой прошлого.

Безусловно, в истории Кавказа есть и поистине страшные, кровавые страницы. Но, в целом, основной все же была тенденция многокультурности, мирного проживания народов даже не рядом друг с другом, а как бы друг в друге. Неминуемым следствием этой тенденции стало взаимное культурное обогащение и накапливание уникального культурно-исторического опыта, определившего неповторимый самобытный облик Кавказского региона. Эта уникальность Кавказа и определила уникальную историю живущих здесь еврейских общин, и в первую очередь – общины горских евреев. С одной стороны, они получили возможность сохранить верность иудаизму, обычаям и традициям предков и создать на их базе свою, тоже, безусловно, уникальную горско-еврейскую культуру.

Больше того: когда в европейском мире начался стремительный процесс ассимиляции евреев, именно евреи Махачкалы, Дербента, Нальчика, азербайджанской Кубы и других населенных пунктов стали одними из основных хранителей иудаизма и традиционных еврейских ценностей на европейском континенте. С другой стороны, они всегда чувствовали себя неотъемлемой частью некого, стихийно сложившегося, «общекавказского этноса», и это нашло проявление в их музыке, танцах, литературе, и, само собой, в многоязычии, что также всегда являлось неотъемлемой чертой кавказских народов. Как и большинство жителей Кавказа, многие евреи, помимо родного горско-еврейского языка, свободно владели аварским, лезгинским, чеченским, азербайджанским и другими языками. Уже в советское время к этому списку добавился и русский язык.

Таким образом, почти каждый горский еврей является примером воплощения в жизнь идеи мультикультуризма в самом положительном смысле этого слова – в том, какой вкладывают в него сторонники, а не противники этой идеи. Как еврей он, вне сомнения, является частью своей горско-еврейской общины и еврейского народа в целом, но как выходец с Кавказа он несет в себе те жизненные установки, культурные и прочие предпочтения, которые характерны именно для уроженцев эти мест. Наконец, став интегральной частью русской, а через нее и западной культуры, именно горские евреи обогатили элементами этой культуры жизнь народов Кавказа в целом.

Я мог бы привести немало примеров, доказывающих справедливость этой мысли, но ограничусь напоминанием о Танхо Израилове, создавшем всемирно известный ансамбль «Лезгинка». Сменивший великого Израилова на этом посту Иосиф Самуилович Матаев не только продолжил его традиции, но и стал автором и постановщиком первого оригинального кавказского балета «Парту-Патима». Это великое умение вбирать в себя различные культурные пространства, не навязывать другим своих обычаев и видения мира, но принимать это видение, одновременно сохраняя собственную этническую идентификацию и определило в итоге ту уникальную роль, которую горские евреи играют сегодня в жизни как России, так и Израиля и США. В России, на мой взгляд, они олицетворяют собой представителей того будущего общества, которое уже с успехом строится в этой стране. С точки зрения самосознания они, безусловно, в первую очередь, россияне, так как отождествляют себя с Россией, являются ее горячими патриотами, свободно владеют русским языком и т.д.

Одновременно они – «кавказцы», и как бы ни пытались некоторые очернить или унизить это понятие, они им по праву гордятся, сохраняя приверженность кавказской кухне, кавказским обычаям, переходя в разговоре с земляками на язык своего детства. Но как евреи они отмечают все еврейские праздники, соблюдают субботу и еврейские диетарные законы, щедро жертвуют деньги на синагоги и другие еврейские учреждения и организации. Одно, как видим, не мешает другому, а другое – третьему. Напротив, все эти три ментальности, три самосознания прекрасно совмещаются и уживаются друг с другом. Этот бесценный многовековой опыт «практического мультикультуризма» в значительной степени обусловил успешную интеграцию горских евреев в американское, израильское и европейское общества, в которых они оказались в рамках идущих в мире миграционных процессов.

Если в той же Европе выходцы из исламских стран в значительной степени под влиянием своих радикальных проповедников стали на путь самоизоляции и навязывания окружающему обществу своих норм и установок, то горские евреи опять-таки пошли по пути интеграции в него с одновременным сохранением этническо-религиозной самобытности. И, как показывает опыт, такая диалектика является наиболее продуктивной. Выбранный путь, повторю, не только помогает избежать конфликтов, но и ведет к взаимному обогащению народов. Примеры диалектики интеграции и сохранения самобытности евреев Кавказа мы наблюдаем и в современном Израиле. Представителей горско-еврейской общины мы можем найти сегодня среди звезд израильской эстрады, ведущих ученых, адвокатов, врачей, высших офицеров израильской армии. В то же время в стране продолжает выпускаться «Кавказская газета», ориентированная именно на горско-еврейского читателя, действует издательство, выпускающее книги на русском и горско-еврейскоим языке, созданные прозаиками и поэтами-выходцами с Кавказа, пропагандирующие историю, искусство, кухню, язык и традиции горских евреев. Наконец, в стране действуют синагоги и общинные центры, где сохраняется традиционный стиль молитвы горских евреев, читают проповеди духовные лидеры их общины и т.д.

Разумеется, на пути этого диалектического синтеза интеграции и сохранения самобытности в Израиле не обходилось и без конфликтов. Но, как опять-таки показывает опыт, эти конфликты решаемы, если в стране и в самом деле хотят их решить. К примеру, как известно, в Израиле существует всеобщая воинская повинность, в рамках которой на службу призываются как юноши, так и девушки. Однако в горско-еврейской общине призыв девушек в армию, служба в смешанном коллективе вызвала отторжение, и в результате государство официально предоставило девушкам-выходцам из Кавказа право самим решать, хотя они служить, или нет. Любопытно, что если поначалу эти девушки пользовались предоставленным им правом и отказывались от службы в армии, то сейчас мы видим все больше и больше горских евреек в различных подразделениях израильской армии, в том числе, и в боевых. Другой конфликт был связан с выполнением военнослужащими нарядов по кухне. Юноши-выходцы из Кавказа заявили, что они отказываются выполнять эти наряды, так как «для кавказского мужчины позорно работать на кухне». После нескольких скандалов, командование армии решило пойти на уступки и теперь солдаты-выходцы с Кавказа официально освобождены от любой службы на армейской кухне – вместо этого они получают какие-либо альтернативные задания.

Завершить этот разговор мне бы хотелось тем, с чего мы начали: история и современный день Кавказа, а также кавказских евреев как органической части населения этого региона, однозначно доказывает, что построение подлинного толерантного мультикультурного общества возможно. Ислам на этом пути ни в коем случае не помеха, напротив – он может выступать в роли союзника и активного проводника идей толерантности. И если мир и в самом деле хочет прийти к такому обществу, он должен воспользоваться бесценным кавказским опытом. Последнее вовсе не означает, что политические, духовные и интеллектуальные лидеры Северного Кавказа и России в целом могут почивать на лаврах и утратить бдительность. Напротив: тот же кавказский опыт показывает, как легко радикальные силы могут разжечь огонь ненависти и войны в стабильном и процветающем регионе. Не допустить их проникновения на Северный Кавказ, выбить у них из рук «спички» и «канистры с бензином», то есть любые возможности дестабилизации – вот задача, стоящая сегодня перед интеллектуальной элитой Кавказа. И я убежден, что ей вполне по силам с этой задачей справиться.

 

http://www.kavkazoved.info/news/2015/06/17/evrei-kavkaza-samoizoljacia-ili-integracia.html

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение