Абдулрашид Садулаев: главное моё преимущество — это скорость

Аварец Абдулрашид Садулаев стал двукратным чемпионом мира по вольной борьбе и удостоился сравнений с самим Буйвасаром Сайтиевым. Обладающий невероятной для полутяжа скоростью, молодой дагестанский борец катком прошёлся по всем соперникам и был признан одним из самых зрелищных участников чемпионата Европы, Олимпийских игр.

В Ингушетии на предстоящем чемпионате России Абдулрашид выступит в тяжёлой весовой категории 97 кг. Корреспондент газеты «Ингушетия» дозвонился до Садулаева, который проводил свои тренировки в Махачкале.

— В каком весе ты выступал раньше?

— Раньше я выступал в весе 86 кг. В весовой категории 97 кг можно каждого считать потенциальным конкурентом. Никого из них нельзя недооценивать. Буду настраиваться на каждого.

— Как ты считаешь, в чём твоё преимущество перед соперниками?

— Думаю, главное моё преимущество — это скорость. Надо работать много, чтобы были результаты. Главное правило: первым приходить на тренировки и уходить последним. С каждым разом побеждать всё тяжелее и тяжелее, поэтому мне на тренировках приходится выкладываться в два раз больше, чтобы продолжать побеждать. И что отрабатываю на тренировках, то и делаю на соревнованиях. И получается. Это как в институте: человек готовится к экзамену, а потом его сдает. Так и у нас, каждый новый турнир — как новый экзамен.

— Где ты сейчас тренируешься?

— Я тренируюсь в Махачкале. Мы недавно открыли свою школу вольной борьбы в центре города. Она названа моим именем. После Олимпийских игр я нигде не выступал. Чемпионат России в Ингушетии — первые мои старты.

— В Дагестане существует культ борьбы, не так ли?

Я был на чемпионате России в Каспийске и поразился количеством зрителей и тем ажиотажем, который был вокруг соревнований. — Вольная борьба в Дагестане — это спорт номер один. Нет ни одного молодого человека, который хотя бы год не посвятил этому виду спорта. Да и руководство республики всегда сильно поддерживает вольную борьбу.

— Ты бывал в Ингушетии раньше?

— Был проездом, недолгое время. Пользуясь случаем, хотел бы поздравить ингушский народ с 25-летием образования республики. Желаю всем добра, мира, процветания вашему региону. Самое главное, чтобы не было войны, чтобы мы все не видели те ужасы, которые пережили наши предки. Всего самого наилучшего ингушскому народу! Ингуши, чеченцы, дагестанцы — мы все братья. В своём кругу мы особо не разделяем друг друга по нациям. Ингуши — это тот же народ, что и любой другой в Дагестане. — Ты знаком с нашим прославленным борцом, вечным твоим соперником в финалах Калоем Картоевым… — Калой Картоев — мой старший брат.

На ковре мы соперники, а вне его — братья. Мы поддерживаем друг друга, помогаем друг другу. Он очень достойный, воспитанный человек, настоящий горец. На Исламских играх Калой стал вторым, с чем я его и поздравляю. Желаю ему удачи на предстоящем чемпионате мира. — Поединки против бывших соотечественников для тебя принципиальны? — С таким я сталкиваюсь постоянно. Многие дагестанцы выступают за другие страны, и мне приходится бороться с ними. На международном уровне тяжелее настраиваться на схватку с земляком. Они давно знают мою борьбу, все коронные приёмы, поэтому бороться против них тяжело.

Но в России всегда была сильная конкуренция, поэтому отношусь спокойно к тому, что кто-то уходит выступать за другие страны. Бороться надо со всеми.

— Выиграть чемпионат России проще, чем мир или Европу?

— Особенно сильная конкуренция в моём весе — 97 кг. Я бы не сказал, что чемпионат России выиграть легко, здесь каждая схватка получается очень напряжённой и забирает много сил.

— Когда ты пришёл в спорт, вслед за старшим братом, у тебя был выбор, чем заниматься помимо борьбы?

— Я вырос в небольшом горном селе Цуриб, где кроме волейбола и вольной борьбы никаких видов спорта не было, поэтому выбор предо мной не стоял. Мой старший брат занимался вольной борьбой и пригласил меня потренироваться. Честно скажу, у нас в роду никогда не было известных спортсменов. И когда я начинал заниматься, вместе со мной тренировался старший брат Зумрад. А тренер был другом моего отца, и отец попросил, чтобы он у него немного позанимался. У брата всё шло поначалу нормально, но из-за постоянных травм он в студенческом возрасте был вынужден оставить борьбу. И он привел меня в зал и начал потихоньку меня «гонять».

Постепенно ко мне пришли первые победы, а потом всё больше и больше проявилось желание бороться. Я стал постоянно заниматься спортом, в итоге поставил перед собой задачу выиграть Олимпийские игры. И в Рио-де-Жанейро, как видите, мечта моя осуществилась — мечта моего детства. И я этому рад — очень долго шел к этому. Всевышний дал мне эту победу, за что я Ему благодарен. За всё, что происходит в моей жизни, я бесконечно благодарен Всевышнему.

— Родители хотели, чтобы ты стал профессиональным спортсменом?

— Никто не думал об этом, но у меня с самого начала было огромное желание достичь самых высоких успехов. Мама и другие родственники были против того, чтобы я занимался спортом профессионально. Они хотели, чтобы я учился в медицинском институте и стал врачом и даже доктором медицинских наук. На мою сторону встал только отец, который, видя мои успехи, предоставил право выбора между спортом и учёбой. Судьба сложилась так, что я выбрал спорт и стал профессиональным спортсменом. — Кто в детстве был для тебя примером в спорте? — Я всегда следил за выступлениями моих земляков, с удовольствием смотрел схватки Буйвасара Сайтиева, Махача Муртазалиева.

Я равнялся на них и ставил перед собой цель добиться хотя бы части того, чего добились они.

— Ты не просто побеждаешь соперников, но и проводишь зрелищные приёмы. Для тебя имеет значение, как победить?

— Когда мои близкие смотрят на меня, болеют, хочется их радовать. Хочется, чтобы зрителям было интересно смотреть борьбу, чтобы они полюбили наш спорт, поэтому стараюсь побеждать красиво, и мне очень приятно, когда публика это отмечает.

— Американцы называют тебя Русским Танком. Как относишься к этому прозвищу?

— Положительно, русский танк — значит хороший танк. Я не обижаюсь за такое сравнение. А дали мне его американцы ещё на одном из юниорских турниров, где я выиграл все схватки.

— Ты за свою карьеру выиграл больше 70-ти, если не ошибаюсь, схваток и только одну проиграл. А то поражение помнишь?

— Да, конечно. Это было на международном турнире Гран-при в Баку, я проиграл моему же земляку Гамзату Османову. Но сейчас он, по-моему, уже закончил карьеру, у него выскочило плечо. Это было мое единственное поражение.

— Твоя смена уже подрастает?

— В Дагестане есть молодёжные чемпионы России, прошлогодние чемпионы Европы — перспективные ребята, которые уже достойно могут выступать среди взрослых. — Желаю тебе успехов, спасибо за интервью. — И вам спасибо, встретимся в Назрани на чемпионате

http://gazetaingush.ru/eksklyuziv/hotel-pozdravit-ingushskiy-narod-s-25-letiem-obrazovaniya-respubliki

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение