Инвестиционная привлекательность Дагестана упала «ниже плинтуса»

Если вы не можете обеспечить вывоз мусора, как вы можете обеспечить эффективное использование денег инвестора?

  

Минкавказа РФ выделят из бюджета всего 13,7 млрд рублей на программы, которые будут реализовываться в регионе в следующем году. Дагестан рассчитывает получить от этого «пирога» 1,5 млрд на финансирование семи инвестпроектов, представленных на презентации в Ессентуках. Какие надежды возлагают в республике на эти проекты? С этим вопросом КАВПОЛИТ обратился к директору Института социально-экономических исследований Дагестанского научного центра РАН, профессору Сергею Дохоляну. 

Честно говоря, это сообщение не привлекает особого внимания, поскольку нас уже приучили, что подавляющее большинство этих многочисленных и многократно декларируемых инвестпроектов в итоге не реализуются.

Поэтому не имеет значения, сколько и на какую сумму инвестпроектов было представлено на презентации в Ессентуках.




Чтобы появились новые проекты, нужны новые люди. Потому что те специалисты, которые сегодня с ними работают, делают это по шаблону.

Да и доверия к ним уже нет. Это те же люди, что до этого представляли неэффективные проекты. Они из года в год возят их на инвестиционный форум в Сочи – безрезультатно.

Наверное, мы уже привыкли к мысли, что все грустно. Хотя не исключено, что среди новых проектов и есть что-то интересное. Но как узнать?

Инвестпроекты очень мало обсуждаются. Почему нельзя на тех же сайтах Минэкономики РД или агентства по предпринимательству и инвестициям РД разместить более полную информацию? 

Я не говорю о коммерческих тайнах. Но если вы продвигаете проекты, то необязательно находить инвестиции в российском бюджете или у каких-то внешних инвесторов.

У нас совершенно не рассматривается вопрос включения денег на местах. Нет форм и механизмов привлечения инвестиций населения. А почему нет? Ведь это можно сделать.

Понятие налогоплательщик у нас практически отсутствует. Хотя все мы налогоплательщики и должны понимать, куда уходят наши деньги.

Помните «Дагагрокомплекс»? 1,3 млрд рублей госгарантий. А сейчас выяснилось, и об этом прямо пишут, что госгарантии дали под мифический проект – он был нереален, но деньги все равно выделялись.

Почему бы не сделать общественную экспертизу проектов? Это, с одной стороны, подстраховывает от каких-то негативных последствий. С другой – дает возможность еще раз себя перепроверить.

Иначе поневоле появляются мысли о коррумпированности этих процессов.

Еще один пример: турецкий проект – текстильная фабрика «Нергиз Дагестан». Когда сказали, что он рассчитан на пять тысяч рабочих мест, сразу же появились сомнения. Достаточно было одной лишь этой цифры, чтобы поставить под вопрос реальность всего проекта.

В результате два года согласовывали дорожную карту. А потом, воспользовавшись санкциями против Турции, проект и вовсе закрыли.

Поэтому какие-то общие характеристики: сколько рабочих мест, предполагаемая зарплата, какая эффективность – бюджетная, социальная – эти цифры не могут относиться к коммерческой тайне, но они давали бы информацию, характеризующую проекты. Разве это плохо?

Если же говорить в общем, то инвестиционный климат в Дагестане ухудшился.

Это мое субъективное мнение, и оно совпадает с оценками рейтингового агентства «Эксперт РА», которое определило инвестиционную привлекательность Дагестана в 2015 году по последней, двенадцатой, категории 3D (низкий потенциал – экстремальный риск – прим. ред.).

До этого в течение 15 лет – с 2000-го по 2014 год – Дагестану присваивалась девятая категория 3C1 (пониженный потенциал – высокий риск – прим. ред.), теперь мы опустились на самое дно. Наша инвестиционная привлекательность, как говорят в народе, «упала ниже плинтуса».

Появился какой-то хаос, на мой взгляд, наблюдается неуправляемость в экономике. К тому же идет много противоречивых заявлений.

С одной стороны, официальные органы республиканской власти говорят, что у нас хорошие темпы развития экономики. С другой – недавно опубликованный отчет Счетной палаты РФ об исполнении бюджета Республики Дагестан за 2015 год показывает, что у нас, как минимум, неэффективное управление финансами. 

Это все снижает привлекательность региона, поскольку у инвестора возникает вопрос: а что здесь происходит?

Прибавьте сюда негативный информационный фон. Та же мусорная проблема в Махачкале длится уже третий год. Плюс – проблемы дорожного движения, городского хозяйства, множество бытовых вопросов.

Инвесторы на все это обращают внимание. Можно ли здесь управлять капиталом? Безопасно ли его здесь размещать? Получат ли они прибыль?

Именно эти вопросы интересуют инвестора. Если вы не можете обеспечить вывоз мусора, как вы можете обеспечить эффективное использование денег инвестора? 

В этом году, как известно, правительство урезало сумму, выделяемую на развитие Кавказа, до 13,7 млрд. Эти деньги, я думаю, просто будут «съедены», пущены на текущие расходы. То, что они пойдут развитие – маловероятно. 

Сергей Дохолян, доктор экономических наук, профессор

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

 

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение