Епифанцев о будущем Абдулатипова: «Он висит на тонкой ниточке!»

Управление президента РФ по внутренней политике составит список глав субъектов России на увольнение. Работа будет проводиться в рамках ранжирования регионов для представления доклада президенту об эффективности деятельности губернаторов. Может ли Глава Дагестана Рамазан Абдулатипов стать кандидатом на выбывание, – рассказывает руководитель аналитического бюро Alte et Certe Андрей Епифанцев.

В список тех субъектов, глав которых предложат заменить, может попасть Дагестан. Однако вероятность этого кадрового решения далеко не абсолютна, хотя такие вопросы в Кремле, на мой взгляд, все-таки ставятся.

Причин здесь, думается, как минимум две. Первая – это падающий рейтинг Рамазана Абдулатипова. Весь этот и частично прошлый год его рейтинг в республике падал практически бесконечно. Падал до такого уровня, что, казалось, это должно во что-то вылиться и тем не менее не вылилось.

Когда главу республики внутри самой республики не поддерживают настолько явно и коллективно, это, как правило, чем-то заканчивается. В этом году не закончилось, наверное, потому, что ожидания людей были связаны с выборами в Думу и в Народное Собрание, и жители Дагестана на этом сконцентрировались, хотя и в этом их ожидания не оправдались.

Не оправдались по причине очень активного административного ресурса, который позволил с одной стороны снять с выборов партию «Народ против коррупции». У нее были были очень высокие избирательные шансы, но ее — по причине неудобства для властей из-за своей антикоррупционной повестки — власти вынудили выйти из избирательной гонки. И, во-вторых, потому что в ходе выборов, как это водится, в законодательные органы прошли родственники и люди из команды руководителей республики.




То есть, вдумайтесь, когда Абдулатипов приходил на пост главы, от него ожидалось, что он демонтирует в Дагестане удушающую этот регион клановость, и он действительно начал процессы, которые выглядели такой деятельностью. Затем начало приходить понимание, что то, что он делает, – это не демонтаж клановости, а замена одних кланов на другие – более лояльные и менее конкурирующие с властью.

Это же показали и прошедшие выборы: он действует совершенно также как и предыдущая власть, проводит своих людей с помощью административного давления.

Вторая причина, по которой вопросы его отставки, на мой взгляд, в Кремле ставятся, – это достаточно низкая эффективность, что и показала ситуация с катастрофическим наводнением в Махачкале. Я не могу привести никакого иного примера в этом году на Северном Кавказе, когда бы президент страны лично снимал регионального министра, в данном случае управляющего коммунальным хозяйством.

Да, наверняка министр виноват, но мы все понимаем, что за происходящее в республике отвечает все-таки не он, а ее глава. И когда такие случаи происходят, то надо понимать, что это как снаряд, который упал очень близко. Таких снарядов для главы не может быть много, этому есть предел, и если нечто подобное начнет повторяться, то, скорее всего, и поведение граждан будет иным, и кадровые решения тоже будут приняты.

​Хотя, в принципе, все понимают, что основной причиной произошедшего является не министр коммунального хозяйства, а установленная и при Абдулатипове, и его предшественниками система, при которой, как говорят злые языки, объекты хозяйствования были либо проданы, либо отданы в управление близкому кругу друзей и родственников, которые годами в них ничего не вкладывали и только выкачивали деньги, из-за чего в итоге все пришло в упадок, а страдает, конечно же, население.

Наверное, в отношении Рамазана Абдулатипова в этом году можно привести примеры и каких-то неплохих политтехнологических ходов, которые позволили ему удержать ситуацию. Например, в 2016 году в республике стало гораздо меньше назойливого и избыточного личного пиара Абдулатипова, раньше так раздражавшего людей.

Интересно, что на этом фоне мы с удивлением наблюдаем за тем, как межнациональные отношения в республике становятся менее острыми, что хорошо само по себе, но плохо то, что есть ощущение, что это происходит потому, что разные народности как-бы отходят от защиты своих интересов и консолидируются в противостоянии власти.

Я уверен, что федеральный центр в курсе всех этих проблем, хотя мне думается, что уровень доверия федерального центра к Абдулатипову еще не иссяк. Не уверен на сто процентов, что по нему будет принято отрицательное решение, однако я считаю, что он висит на достаточно тонкой ниточке.

Хотелось бы также сказать несколько слов по Адыгее. Вероятность того, что ее нынешний глава Аслан Тхакушинов сложит полномочия, очень высока. У него истекает срок, он уже совсем немолодой человек, его правление было хотя и неидеальным, в целом неплохим: хоть республика и находится в экономическом, политическом и социальном застое, во многом тоже из-за немалой клановости и родственности, но ему удалось не допустить еще большего застоя и сохранить хорошие межнациональные отношения.

Все последние договоренности с федеральным центром, в частности по победе на выборах в Госдуму Владислава Резника – человека, никак не связанного с республикой, он выполнил. Перед центром он чист и уйдет с почетом, а, возможно, даже будет и награжден.

Теперь речь идет о том, что придет другой человек. Каким он будет? Есть три кандидата, все они этнические адыгейцы, но их самореализация как профессионалов и как личностей происходила не в Адыгее, что в принципе, наверное, хорошо, т.к. одной из основных претензий к нынешней власти в республике, которая не высказывалась публично, но о которой, в общем-то, все знали, – это ее высокая клановость и родственность, и теперь должна быть сделана ставка на человека, который сменит команду и не будет иметь какой-то зависимости от старой элиты или каких-то обязательств перед ней.

 

Источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

 

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение