«Дерибандиада» Минкультуры. Следствие заинтересуется Дербентской «Нарын-Калой» по делу о реставрации Изборской крепости

Задержанный по подозрению в хищениях заместитель министра культуры РФ Григорий Пирумов имеет прямое касательство к реставрации музейного комплекса «Нарын-Кала» — одной из главных скандальных тем, которой РИА «Дербент» уделяет повышенное внимание. Тем более, что в Дербенте в рамках ФЦП «Культура России» еще планируются работы по реставрации Домика Бестужева-Марлин ского, Джума-мечети…

Задержанный 15 марта замминистра может иметь касательство к «дерибандиаде» — мафиозной панаме, в которую с подачи Махачкалы и Москвы превратились реставрация и юбилей Дербента. В конце концов, Минкультуры РФ является в одном лице и заказчиком и приемщиком выполненных работ по реставрации Нарын-Калы!

«Дал оценку работы»

Когда исторические объекты города после предъюбилейных реставрационных работ представляли широкой публике, музейную инфраструктуру первым делом осматривал Пирумов. Каждый раз московский гость давал проделанной работе высочайшую оценку. В частности, в конце сентября дирекция музея «Нарын-Кала» и Минкультуры Дагестана представило Пирумову следующие объекты: Южную и Северную стену, само крепостное сооружение, и объект внутри цитадели под названием «водохранилище XVI века». «Замминистра культуры России Григорий Пирумов осмотрел объекты и дал высокую оценку работы реставраторов», — сообщалось накануне юбилея Дербента на сайте Центральных научно-реставрац ионных проектных мастерских (ЦНРПМ) Минкультуры РФ.

Григорий Пирумов за решеткой

«Проектные и ремонтно-реставр ационные работы были проведены в соответствии с планом основных мероприятий, связанных с подготовкой к юбилею города, утвержденным распоряжением правительства Российской Федерации, — рапортовало тогда устами Пирумова Минкультуры РФ. — Выполненные работы включали реставрацию бутовой кладки, швов каменной кладки и лицевой поверхности стен, воссоздание покрытия из каменных плит известняка-ракуш ечника, расчистку от загрязнений и биоцидную обработку башенных стен». Доложившись об успешно проделанной работе в Махачкале и в Москве, Григорий Пирумов 19 сентября принял участие в юбилейных торжествах по случаю 2000-летия Дербента.

Отчетность превыше всего

Предметом особой заботы Минкультуры РФ были средства, которые шли на реставрацию дербентских древностей – в денежном исчислении, более 616 миллионов рублей из общего юбилейного бюджета. Как мы уже выяснили, Пирумов, который был главным ревизором этих работ, объекты принял, поставил им «отлично», а потом торжественно представил высоким гостям юбилея и лично главе Дагестана Рамазану Гаджимурадовичу Абдулатипову.

К сожалению, в плане своих высоких оценок господин Пирумов выдавал желаемое за действительное. В разрушенных фрагментах крепостной стены реставраторы клали не грубый бутовый камень, как в «материнской» кладке, а свежевыпиленный кирпич из ближайшего карьера.

 

Чтобы эта «работа» явно не бросалась в глаза, сверху кладку покрывали раствором желтушного цвета, тем же раствором смазывают швы между «материнскими» блоками. В итоге, на стене появлялся уродливый клеточный рисунок, а сама стена выглядела декорацией для спектакля в ДК сантехников из заброшенного райцентра за Уралом. Качество кладки ввергало профессионалов-с троителей в ужас. Многие из них признавались, что не позволили бы так строить забор или дачную хозпостройку. «Мы теряем памятники мирового значения» — высказался еще весной 2015 года инженер-строитель Саид Мусаев, бывший сотрудник музея «Нарын-Кала». Мусаев (как и его многие коллеги) не мог понять: если работы по реставрации ведутся на уровне шабашника-халтур щика, куда же уходят выделенные на реставрацию 616 млн рублей? И вообще, думали строители, куда смотрит Министерство культуры РФ, которое как раз и поставлено «оком государевым» над реставрацией «Нарын-Калы»?

 

Ученые-историки и просто ценители дербентских древностей хотели бы задать Пирумову еще один вопрос. Почему он в своих победных реляциях «наверх» выдал древний крестово-купольн ый храм времен Кавказской Албании за «водохранилище XVI века»? Его работа в Дербенте заключалась не в том, чтобы бездумно подтверждать притянутые за уши гипотезы местных дельцов от науки, а наоборот, приводить заброшенную за десятилетия историческую панораму Дербента к исконному историческому знаменателю. Разве было сложно заместителю министра культуры России Григорию Пирумову разобраться, почему водохранилище по форме напоминает основания древних храмов Армении, которые знакомы даже школьникам? Если было сложно думать самому, Пирумову стоило бы поговорить с историками. К примеру, еще живет, здравствует и трудится корифей российской археологии Александр Кудрявцев — первооткрыватель крестово-купольн ого храма в Нарын-Кале, написавший на эту тему немало научных статей и монографий.

Крестово-купольн ым храмом в Нарын-Кале занимается петербургский архитектор Валентин Гаврилов, отдавший работе на Северном Кавказе 50 лет. В том же Питере в свое время обучался дагестанский искусствовед Кулам Исаков, бывший директор «Нарын-Калы»… Судя по всему, Григорий Ульянович, когда курировал реставрацию Дербента, занимался чем угодно, только не кураторством.

Много вопросов у дербентцев и гостей города вызвала реляция Пирумова об успешной реставрации Северной крепостной стены Дербента. Дело в том, что Григорий Ульянович почему-то не заметил на стене одного «архитектурного памятника» начала 2000 годов, который в Дербенте намозолил глаза всем горожанам, а искусствоведам тем более. Речь идет о так называемых «воротах Феликса» — уродливом проеме, прорубленном в стене для того, чтобы соединить стихийные рынки «Арзу» и «Эдельвейс».

 

Эти рынки-шалманы организовал в не столь давние времена бывший директор Дербентского коньячного комбината Мурад Гаджиев – фактический хозяин города с 1994 по 2011 годы. Чтобы барахолки давали больше прибыли, будущий депутат Госдумы РФ Гаджиев решил соединить их. Но помешала Северная стена, которая, как назло, к тому же оказалась памятником международного значения, занесенным в реестр ЮНЕСКО. Проблему со стеной Гаджиев решил простым способом. Договорился с тогдашним мэром Феликсом Казиахмедовым, тот согласовал вопрос с Министерством культуры Дагестана. затем строители прорубили в древней стене проем, навесили по краям гаражные ворота – и вопрос решен. Чтобы горожане не возмущались, администрация города объявила, что пролом в стене существовал чуть ли не во времена Хосрова I Ануширвана, но потом якобы был застроен. Остроумные горожане обозвали «историческую находку» градоначальства «Феликс-Капы» или «воротами Феликса».

От имени Казиахмедова с Минкультуры Дагестана насчет стены договаривался начальник городского управления культуры Гусейн-Бала Гусейнов. Этот азербайджанский аксакал накануне юбилея Дербента оставит о себе еще одну недобрую славу – станет научным консультантом скандального фильма «Джума-мечеть. На перекрестке цивилизаций». В этом фильме Кавказскую Албанию назовут «тюркской страной». Приглашение стать консультантом Гусейнов получит от директора «Нарын-Калы» Али Ибрагимова. Судя по тому, что пантюркистский фильм-пасквиль вышел при поддержке Министерства культуры России, есть повод задуматься.

Синдром чиновничьей близорукости

Бывший хозяин Дербента Мурад Гаджиев спустя годы перебрался на московскую улицу Охотный Ряд. Экс-мэр Феликс Казиахмедов, бесславно проиграв выборы 2010 года, был вынужден сложить полномочия. К сожалению, сменивший Казиахмедова Имам Яралиев, хоть и старался избавить город от «художеств» вроде «ворот Феликса», не успел этого сделать. Прежде всего потому что Северная стена юридически относится к музею «Нарын-Кала», а музей подчиняется не мэрии, а Министерству культуры Республики Дагестан. Стоит признать, министр культуры Дагестана Зарема Бутаева, как ее предшественница Зумруд Сулейманова, не соизволит менять исторический облик города к лучшему. Уродства вроде «ворот Феликса» Зарему Ажуевну, видимо, устраивают. Наверное, по той причине, что искусствовед с искусствоведом договорятся далеко не всегда, а деньги с человеком куда чаще.

 

Министр культуры Дагестана Зарема Бутаева

Почему республиканское министерство долгие годы не замечает издевательств над уникальным обликом древнейшего города России, это понятно. Но почему этого безобразия не заметил Григорий Пирумов – человек, который, по идее, к милым нравам дагестанской власти отношения не имеет и позиционирует себя патриотом и государственнико м? А если даже и заметил, почему он выдал вандализм за высокий класс реставрации?

Как это делалось в Изборске

Спустя полгода после того, как «праздник всеобщего дагестанского позора» (так некоторые дагестанцы называют отгремевший юбилей Дербента) закончился, выяснилось, что Пирумов закрывал глаза и на других участках своей работы, куда его делегировало его непосредственное начальство. К примеру, с подачи господина статс- секретаря Минкультуры РФ была провалена реставрация древней Изборской крепости, проводившаяся с 2012 по 2013 годы. Сначала федеральный бюджет выделил 300 млн рублей на реставрацию. Затем был объявлен конкурс на реставрационный тендер, который выиграло Министерство культуры РФ. Затем Минкультуры РФ заключило контракт на реставрацию с ЗАО «БалтСтрой». Но по факту реставрация оказалась подобием малобюджетного евроремонта в небогатой хрущевке, а выделенные из бюджета 300 миллионов ушли странным образом на реставрацию окольного города в Пскове – ансамбля, который не имеет никакого отношения к Изборску.

В более глубоком срезе, реставрационные работы были типичной откатной схемой. ЗАО «БалтСтрой», выигравший конкурс генподрядчик, в этой схеме была одним из главных откатных агентов, а если еще точнее, аффилированным с Пирумовым предприятием. «Под» этого «агента», как полагает ФСБ, Пирумов от имени Минкультуры РФ выписывал сметы на нужные суммы. Затем «социально близкий» генподрядчик создавал имитацию работы, сдавая под конец, в лучшем случае, 60-70% от положенного плана. Потом шел процесс оценки-приемки объекта комиссией Минкультуры РФ, отрепетированный заранее до мелочей, как премьера «Гамлета» в Мариинском театре. Когда уже все было согласовано, оставшиеся от операции деньги делились по принципу «лесенки»: от менеджеров к рабочим.

Как видим, эта схема очень напоминает то, как под видом подготовки к юбилею Дербента из государственной казны уводились миллионы рублей, которые потом оседали неизвестно где. Впрочем, если органы безопасности копнут дела господина Пирумова глубже, эта неизвестность может стать вопиющей и нагляднейшей очевидностью. Благо, уже имеются кое-какие подтверждающие факты. К примеру то, что при реставрации Дербента проводимые конкурсы были фикцией, поскольку победителем по умолчанию назначались всегда фирмы, аффилированные с Минкультуры Дагестана. То, как эти фирмы работали, доводит по- настоящему профессиональных архитекторов и строителей до нервных и сердечных расстройств.

…Когда материал готовился к печати, редакция получила подтверждение фактов коррупционной деятельности Минкультуры РФ во время подготовки Дербента к юбилею. Подтвердил информацию московский архитектор, который в профессиональных целях и из желания помочь следствию по делу Пирумова и Ко, предпочитает пока оставаться инкогнито. По его словам, схема дербентского «распила» выглядела так.

 

Борис Мазо

Задержанные 15 марта Григорий Пирумов, директор департамента управления имуществом и инвестиционной политики Минкультуры Борис Мазо и директор подведомственног о министерству ФГУП «Центрреставраци я» Олег Иванов управляли конкурсом на проведение реставрационных работ в Дербенте. «Обычно такие конкурсы проводятся не менее, чем в течение полугода или года, – сообщил источник в архитектурных кругах Москвы. – А в случае с Дербентом, конкурс «отплясали» за месяц. Сама процедура оценки конкурсных работ заняла несколько минут. Победителем вышла фирма, которая сидит в подвале помещения Министерства культуры Дагестана. Заведует этой фирмой молодая симпатичная женщина, не имеющая к реставрации и архитектуре никакого отношения. Как видите, конкурс на реставрацию был чистой воды спектаклем, а сама реставрация — мафиозной «панамой». В доле по линии Москвы были чиновники от Минкультуры РФ Пирумов, Мазо, Иванов, а также еще один чиновник из ведомства Мединского, Владимир Цветнов».

Владимир Цветнов

Владимир Цветнов – директор департамента контроля, надзора и лицензирования в сфере культурного наследия Минкультуры РФ. В период подготовки к юбилею он часто приезжал в Дербент. С этим человеком дербентцы имели опыт неприятного общения, когда в начале весны прошлого года пожаловались ему на отвратительное качество реставрации крепостных стен. Равнодушно выслушав горожан, Цветнов потом отрапортовал в СМИ: « К счастью, мы пришли к выводу, что все поступившие жалобы — это всего лишь некие мнения, основанные просто на зрительном восприятии».

Для контроля за качеством реставрации в Дербент приезжал Наблюдательный совет, комиссия минкультуры РФ. В ее составе не было видно экспертов-рестав раторов. Понимая все это, мы допускаем, что в, в отличие от Изборска, в Дербенте были допущены куда более серьезные нарушения и преступления. Следствие должно, помимо прочего, объяснить, какие работы проводились в «Нарын-Кале» — реставрация, реконструкция или ремонтные работы? Предоставить общественности положение, которое должно было зафиксировать, что же все-таки должны были сделать в Дербентской крепости?

И последнее, но не менее важное. Следствие и ФСБ обратило внимание на преступления и нарушения в Изборске в связи с громким возмущением общественности, указавших, прежде всего, на недопустимость проведения реставрации в сжатые сроки, под конкретную дату. И только после этого, в ходе проверок, были выявлены нарушения и преступления. В сравнении с Нарын-Калой ситуация повторяется, но только в Дербенте сроки куда более сжатые и по авральной спешке работ они напоминают ничем не объяснимую компанейшину.

Наджмудин Алиев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

 12

Для звонков, SMS-сообщений, отправки фото и видео посредством WhatsApp: +79637937465
E-mail: info@riaderbent.ru.

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.