В защиту крепости «Нарын-Кала»

Общественность Дагестана пытается привлечь внимание контролирующих органов к повреждению стены древней крепости Нарын-­Кала, включенной в список памятников всемирного наследия ЮНЕСКО.

Активисты актуализировали вопрос в связи с предстоящим празднованием юбилея Дербента, считают опрошенные «Кавказским узлом» эксперты. Как писал «Кавказский узел», 15 сентября Дербент будет отмечать 2000-­летие, и в городе идет подготовка к празднованию юбилея. Работа местных властей неоднократно подвергалась критике. Так, полпред Сергей Меликов на совещании 3 февраля в Москве заявил, что власти не готовы рационально потратить деньги на юбилей города и предложил часть запланированных мероприятий продолжить уже после 15 сентября. По плану, утвержденному в сентябре 2013 года правительством, на проведение мероприятий в Дербенте выделено около 1,5 млрд рублей, из них 1,2 млрд – из федерального бюджета.

Сообщение о том, что в Дагестане соединили два рынка в ущерб историческому памятнику, поступило 23 июля на смс­-сервис «Кавказского узла». По данным автора сообщения, в городской стене Дербента, по инициативе депутата Госдумы пробит проход, чтобы соединить два рынка. Информация об этом с фотографиями появилась и в сообщениях пользователей Facebook. В одном из комментариев пользователь под ником ProSvet указал, что проход в стене появился в начале 2000­х годов.

В пресс­-службе главы Дербента корреспонденту «Кавказского узла» сообщили, что активно обсуждаемая в социальных сетях ситуация с разрушением фрагмента стены древней крепости для организации в ней прохода между двумя рынками в Дербенте, произошла около 10 лет назад. «Это было давно, главой администрации был другой человек, конечно, с его молчаливого согласия это все делалось. Еще покойный директор музея был очень против этого, однако все равно проход сделали. И сейчас этих людей нет уже в администрации и в городе тоже. Это было около 2005 года. Речь идет о проходе между двумя рынками. К ответственности никто тогда не привлекался. Один директор музея умер, глава администрации сменился пять лет назад», – рассказала руководитель пресс-­службы главы Дербента Ирина Шихшаева.

Расположенная между горами крепость Нарын­-Кала представляет собой центр фортификационной системы. Примерная площадь Нарын­калы – 4,5 га. Стены укреплены башнями. С одной стороны стены крепости доходят до берега моря, с другой – уходят в горы. Общая протяженность стен Нарын­-калы достигает 700 метров, а толщина их равняется 2 метрам. Основное предназначение крепости, заселенной стражниками из разных областей Ирана, состояло в том, чтобы закрыть узкий дербентский проход от вторжений воинственных кочевников с севера, говорится в статье о цитадели Нарын­Кала, опубликованной в разделе «Справочник» на «Кавказском узле».

Резонанс, связанный с разрушением стены 15­летней давности, имеет политический окрас, считает директор Дербентского государственного историко­-архитектурного и художественного музея­заповедника, в ведении которого находится цитадель Нарын-­кала, Али Ибрагимов. «У нас возмущение лишь по поводу того, что там поставили ворота, проход должен быть сквозным в целях безопасности», – заявил он корреспонденту «Кавказского узла».

По его словам, в том месте, где сделан проход, было разрушение стены. «Его облагородили, сформировали, сделали проход, окультурили. Я не вижу необходимости закрывать этот проход, он сформирован и окультурен в отличие от того, что там было около 15 лет назад, когда я еще учился в школе», – сказал директор музея. Он также сообщил, что ранее в стене крепости было сделано до десяти проходов. «Эти проходы есть и были сделаны в 20­м столетии, для того чтобы соединить город, так как город в два раза увеличился за последние 50 лет. Около десяти ворот сделали на стене VI века в частном порядке, никаких мер не было предпринято, тогда всех все устраивало. Сегодня, когда идет развитие музея, боятся, что вдруг директор музея­-заповедника вырастет из директорского кресла, потому пишут бесконечные кляузы», – отметил Али Ибрагимов.

Древняя крепость Нарын-­Кала относится к сооружениям эпохи Сасанидов, и ее разрушение варварством назвал кандидат исторических наук, автор исследования «К вопросу о возрасте Дербента» Зураб Гаджиев.

«Это одно из уникальных архитектурных, фортификационных сооружений в том виде, в котором мы его видим – с VI–XVI веков до начала XVII века производились эти постройки. Есть несколько блоков, есть и невооруженным взглядом заметные новоделы последних лет. Это одна из уникальных сохранившихся построек сасанидского Ирана, которых не так много», – заявил корреспонденту «Кавказского узла» Зураб Гаджиев.

Стена у моря, уходившая высоко в горы примерно до райцентра Табасарана Хучни, около 40 км, по его словам, полностью перегораживала пространство и разделяла северно­степные, более дикие пространства, от цивилизованных районов передней Азии, этой древнейшей цивилизации. «В христианской традиции это сравнивают со стеной от Гога и Магога, а в мусульманской цивилизации – от Яджуджа и Маджуджа. Это племена, которые угрожали древней цивилизации», – рассказал Гаджиев.

Начальным следам фортификации в данном поселении более 2,5 тысяч лет, считает историк. «Там есть и совсем древние поселения, им 5 тысяч лет, это еще не цивилизация, но ее грани, имеющие стратегическую роль. Это весьма важный памятник. Разрушение стены является варварством», – сказал Гаджиев. При этом он отметил, что относительно стены «уже столько всего произошло», что можно говорить о количественных показателях, а не о качественных. «На территории Дагестана, насколько я знаю, нет более памятников, внесенных ЮНЕСКО в перечень памятников мирового культурного наследия. Что попало не попадает в этот список. В соседнем Азербайджане тоже ограниченное число этих памятников, которые внесены в список ЮНЕСКО, хотя хотели внести и еще несколько, но они по критериям не подошли», – заключил историк.

Проблема сохранности древнего памятника является общедагестанской и общероссийской, считает член президиума Российского конгресса народов Кавказа, помощник президента Федеральной лезгинской национально­-культурной автономии (ФЛНКА) Амиль Саркаров.

«Я не стал бы сводить эту проблему именно к лезгинской общественности. Сохранение этого достояния, включенного в список всемирного наследия ЮНЕСКО, должно охватывать гораздо более широкие слои населения. И не этническая составляющая должна здесь играть роль, а гражданская позиция. Понятно, что Дербент, жители Юга России, всей России – по возрастающей, для них это имеет особое значение, но в принципе, здесь каждый должен быть заинтересован», – заявил он корреспонденту «Кавказского узла». По мнению общественника, активизация инициативных групп активистов, требующих обратить внимание на проблему разрушения памятника, связана с предстоящим юбилеем города. «Уже появились активисты, поднимающие эти вопросы, но дело в том, что очень много в последнее время происходит разных провокаций, инцидентов странного характера, не способствующих тому, чтобы мы активно готовились и не отвлекались от юбилея города. При этом серьезные проблемы поднимались, но не имели широкого резонанса», – отметил Саркаров.

По его словам, на этом фоне активисты не могли не обратить внимание на сделанный проход в стене крепости Нарын­-Кала. «Потому что здесь речь о реальном факте, когда памятнику был нанесен серьезный ущерб. И если обращать внимание на негативные события, то как раз на такие – серьезные, и надо заниматься их расследованием», – сказал Саркаров, добавив, что логика активистов сводится к тому, что «в преддверии юбилея на этот вопрос обратят более пристальное внимание».

Саркаров полагает, что на серьезные проблемы можно обратить внимание лишь на фоне событий федерального масштаба. «Когда федерального масштаба событие происходит, на проблему обращают внимание, а потом ее забывают. Был сель в Дербенте, внимание держалось, а потом пропало, а на самом деле федеральные деньги до Дербента не дошли. Мы хотим отметить на достойном уровне юбилей, и город должен выглядеть достойно, но как­-то вопрос этот забыли… Дербентская стена — это не символ лезгинского народа, это древний памятник, имеющий широкую значимость, и какие­-то общественные организации должны этим заниматься и на это все реагировать», – заключил Амиль Саркаров.

Действия, связанные с порчей или уничтожением объектов культурного наследия или их фрагментов, квалифицируются в Уголовном и Административно-­процессуальном кодексе РФ, сообщил дагестанский юрист Расул Кадиев. «Нарушение требований сохранения или использования объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов России, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия народов РФ, повлекшее по неосторожности их уничтожение или повреждение в крупном размере, наказывается штрафом в размере до одного миллиона рублей, вплоть до лишения свободы на срок до двух лет», – рассказал Кадиев корреспонденту «Кавказского узла».

При этом юрист отметил, что, согласно ст.234.1 УК РФ (нарушение требований сохранения объектов культурного наследия), стоимость восстановления такого повреждения должна составлять не менее 500 тысяч рублей. В случае же повреждения или уничтожения особо ценных объектов культурного значения, включенных в перечень объектов всемирного наследия, в качестве наказания предусмотрены штраф до 5 млн рублей и лишение свободы сроком до 6 лет.

«Согласно же ст.7.14.1 КоАП, уничтожение или повреждение объектов культурного наследия, включенных во всемирные списки, штраф может составить до 60 млн рублей», – заключил юрист.

В Комитете Госдумы России по культуре корреспонденту «Кавказского зла» не смогли прокомментировать ситуацию с разрушением фрагмента памятника, сославшись на то, что «ответственный за данное направление член комитета в настоящее время находится в отпуске». Не отреагировали пока на запрос корреспондента «Кавказского узла» с вопросом, известно ли о произошедшем сносе фрагмента древней крепости и о предпринимаемых в связи с этим мерах, в пресс­службе Министерства культуры РФ. Аналогичные запросы были направлены корреспондентом «Кавказского узла» 31 июля в представительство России при ЮНЕСКО, а также в Центр Всемирного наследия ЮНЕСКО. Ответов до настоящего времени не поступало.

Корреспондент «Кавказского узла» 5 августа направил в прокуратуру Дагестана запрос на предоставление информации о том, инициировалась ли по факту повреждения стены крепости проверка и возбуждалось ли уголовное дело в связи с этим. Ответа из ведомства пока не поступало.

«Кавказский узел» не располагает в настоящее время комментарием представителей хозяйствующего субъекта, на территории и с санкции которого произошло разрушение части стены древней крепости с целью организации в ней прохода.

«Настоящее Время – Аналитика», №3 от 13 августа 2015

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.