В Дагестане чиновники призвали использовать армию против граждан

Пресс-конференция в РИА «Дагестан» 23 августа в Махачкале, посвященная проблеме строительстве самурского водовода показала, что дагестанцы оказались поделены на две категории – чиновников с обслуживающими их группами и простой бесправный народ.

В принципе, все это наблюдалось и раньше. В Дагестане в последнее время происходило множество скандальных событий, в которых воля народа, выраженная в протесте против чиновничьего беспредела, грубых нарушений принципов формирования властей разных уровней и отстаивании законных требований граждан, отрицалась и подавлялась властной верхушкой республики.

Она достигла апогея в противостоянии с жителями селений нижнего Самура, проявивших редкую сплоченность и непоколебимую волю в вопросе сохранения природных богатств своей небольшой территории – остатков биоразнообразия уникального Самурского лианового леса и водных ресурсов, питающих его и обеспечивающих жизнь самих людей на этой территории.

Открытость народа и закрытость властей

Кажется, что власть и народ в этой борьбе уже схлестнулись насмерть. Особенно показательны в этом отношении два последних события. Первое – произошло 17 августа в самом эпицентре противостояния, селе Самур. Сход местных жителей, собравший около трех тысяч человек, выразил подлинное единодушие всего населения самурской зоны. На нем звучала очень резкая и даже отчаянная риторика простых сельчан, уставших от нежелания чиновников вести диалог и постоянных посягательств на свое благополучие.

Правда, спустя 6 дней – 23 августа в Махачкале в РИА «Дагестан» была проведена пресс-конференция о проблемах строительства самурского водовода, в которой противоположная сторона высказала критику в адрес протестующего гражданского общества, которое, якобы, не понимает, что откачка подземных вод для Дербента не принесет вреда ни лесу, ни жителям окрестных селений, зато наконец-то решит вопрос с водообеспечением древнего города.

Однако между двумя данными событиями есть одна существенная разница. Первая акция планировалась как встреча жителей Присамурья с представителями властей, однако открытый диалог не состоялся, так как никто из чиновников не приехал. А вот пресс-конференция прошла почти совершенно незаметно, можно сказать, в закрытом режиме, ведь никого из тех, кто выступает против запуска водовода и откачки подземных вод Присамурья, не пригласили.

Спустя 6 дней видео с пресс-конференции было выставлено в интернете. Его появление довело реальное противостояние гражданского общества и власти до стадии антагонизма. Оно, по сути, перечеркнуло все достижения общественных слушаний на тему «Влияние водозабора из Самурской долины на экологию Самурского природного комплекса», состоявшихся 20 февраля 2014 года в Общественной палате РД.

Армия для подавления мирных протестов народа

Надо отметить, что сам факт того, что слушания состоялись не в Москве – в Общественной палате РФ, как планировалось первоначально, а в Махачкале, – являлось уступкой руководству Дагестана. Федеральная лезгинская национально-культурная автономия отказалась от своих планов после звонка из Махачкалы, в связи с тем, что дагестанская власть согласилась вести нормальный диалог с жителями Присамурья, тем самым избежав вынесения проблемы на общероссийский уровень.

Но, судя по тому, что стало происходить через некоторое время после затишья, это все были уловки, направленные на снижение протестного накала. А в настоящее время открыто высказываются предложения подключать армию для решения проблемы, если бессильна милиция и ОМОН. Данные слова были высказаны директором РИА «Дагестан» Магомедом Магомедовым.

Руководитель главного информационного агентства не знает, что армию используют только против внешнего врага, а не для борьбы с невооруженными жителями, протестующими против злоупотреблений со стороны властей? Но дело в том, что они просто отказываются видеть вину самих чиновников. Магомедов и другие участники той пресс-конференции называют проблему надуманной и переводят в политическое русло, как будто бы кто-то получает от протеста против эксплуатации подземных вод какие-то дивиденды.

Во всем виноваты депутаты?

Еще один участник пресс-конференции, руководитель «Дирекции единого заказчика-застройщика» города Дербент Сиражудин Казибеков фактически озвучил их: «депутаты местные и не только местные, даже депутат Госдумы тоже пропиарить себя решил». Нетрудно догадаться, что имеются в виду депутат Магарамкентского районного собрания Магомеданифа Бейбутов и депутат Госдумы РФ Мамед Абасов.

Вот только какие дивиденды могут они иметь непонятно? Наоборот, как раз те, кто ведет с властями Дагестана соглашательскую политику, и могут рассчитывать на эти самые дивиденды. Если бы Магомедов и Казибеков присутствовали на том самом сходе жителей Присамурья, о котором высказались пренебрежительно, то увидели бы, что нет никаких «затравщиков».

А если тот же Бейбутов, вдруг, поменяет свою позицию, то на его месте окажется другой общественный активист, выдвинутый из народа, так как кроме, возможно, отдельных мелких чиновников, на которых могут надавить власти, среди жителей данных селений нет ни одного сторонника самурского водовода. Что касается намеков на Мамеда Абасова, то это и вовсе странно, так как именно его дагестанские власти пытались привлечь для урегулирования конфликтной ситуации, но, однако, ничего из этой затеи не вышло, так как свою часть обязательств, как выяснилось, они не хотели исполнять. Так причем тут депутат Госдумы, который не стал дальше участвовать в бесперспективном диалоге? Более того, из-за своей позиции по «самурскому» вопросу Абасов и пострадал.

Дагестанские власти стали ему еще активнее чинить препятствия на предстоящих выборах в Госдуму, в итоге выведя его из предвыборной гонки. Кстати, после этого власти и вовсе прекратили вести какой-либо диалог с жителями Присамурья. Нельзя не сказать еще об одном депутате Госдумы РФ Гаджимете Сафралиеве, который в свое время отправил депутатский запрос на имя министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации Сергея Ефимовича Донского по проблеме Самурского природного комплекса.

Однако с самими жителями, протестующими против строительства водовода, он лично не встречался и данную проблему с ними и вообще где-либо больше не поднимал. О каких-либо конкретных результатах, к которым привел депутатский запрос, также нигде нет никакой информации, хотя прошло уже 2,5 года. А на вопрос о том, мог ли под тем самым пиарщиком подразумеваться Сафаралиев может ответить только сам Казибеков.

Где экологическая экспертиза?

Но на самом деле, за этими попытками придать проблеме политический характер стоит желание избежать разговоров на тему экологии. Несмотря на то, что свой взгляд на проблему подробно изложили директор института геологии ДНЦ РАН Василий Черкашин и заместитель директора центра Росгеомониторинга Светлана Юрченко, существуют иные точки зрения на проблему, в том числе со стороны гидрогеологов и экологов.

И как раз дагестанских экспертов местные жители обвиняют в том, что те по заказу властей озвучивают удобные для властей версии, согласно которым никакой экологической опасности откачка вод для Самурского природного комплекса не представляет. Но жители Присамурья видят деградацию природной среды, падения уровня подземных вод. А широкая общественность до сих пор не дождалась результатов экологической экспертизы, которая расставила бы все точки над i.

И это очень важно, Так, завершая упомянутые выше слушания по «самурскому» вопросу в Общественной палате Председатель ОП РД Гамзат Гамзатов заключил, что до проведения экспертизы, которая даст подробную гидрологическую характеристику региону, включающему в себя нижнюю часть Самура, забор подземных вод не должен возобновляться. На последнем протестном сходе в Самуре член ОП РД Вагаб Казибеков вновь поднял этот вопрос. Он сказал, что ни он, ни другие участники слушаний до сих пор не получили заключения экологической экспертизы. А ведь прошло уже 2,5 года!

Какие-либо действия по извлечению подземных вод в таком случае являются нарушением Федерального закона «Об экологической экспертизе» и ПриказаГоскомэкологии РФ от 16 мая 2000 г. N 372 «Об утверждении Положения об оценке воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду в Российской Федерации». Вопрос об экспертизе обязательно был бы задан защитниками Самурского природного комплекса участникам пресс-конференции и последние прекрасно об этом знали. Видимо поэтому никого из них не пригласили, так как нормальный ответ на этот вопрос они бы дать не смогли.

Однако дальнейшее нагнетание ситуации вокруг самурского водовода чревато переходом конфликта в острую фазу противостояния, подобную той, которая случилась 3,5 года назад, когда несколько тысяч жителей селений нижнего Самура преодолели полицейские кордоны и остановили строительство водозабора у селения Азадоглы.

В случае повторения подобных событий, особенно если они приведут к жертвам или пострадавшим, дальнейшее разбирательство, которое уже точно будет контролироваться на федеральном уровне, безусловно, выявит многочисленные нарушения закона дагестанскими чиновниками. Только задумываются ли об этом сами дагестанские власти, которые вместо того, чтобы перейти к реализации «дорожной карты», разработанной по итогам слушаний в ОП РД, сами намеренно переводят конфликт в горячую фазу?

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0



Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение