Отцу и сыну Рагимовым, избитым в ходе задержания, отказано в возбуждении дела

Дело этнических дагестанцев Мурада и Фирудина Рагимовых, проходящих по громкому делу с нанесением телесных повреждений в ходе задержания в Москве, на этой неделе свое продолжение (РИА «Дербент» подробно освещало это резонансное событие).

На этой неделе, юрист «Комитет по предотвращению пыток» Анастасия Гарина сообщила редакции РИА «Дербент» о том, что «в результате доследственных действий СКР не нашел состава преступления в действиях московских силовиков, нанесших телесные повреждения Мураду и Фируддину Рагимовым. Следствие считает, что повреждения получены при активном сопротивлении правоохранителям и отказало семье Рагимовых в возбуждении уголовного дела».

Анастасия Гарина прокомментировала нашей редакции подробности дела, приводим ниже без изменений.

Нами собрано большое количество доказательств, на наш взгляд, достаточно убедительных. Следует сказать, что далеко не в каждом деле есть такая совокупность доказательств. В наличии имеются:

* медицинские документы, которые подтверждают полученные телесные повреждения;

* экспертизы различных специалистов, проведенные в уважаемых учреждениях, которые подтверждают то, что есть
повреждения;

* свидетельства того, что применялся электрошокер,

* доказательства того, что повреждения были получены в тот самый период;

* потерпевший и родственники были проверены на полиграфе, который подтвердил, что они говорят правду.

Тем не менее, следствию почему-то не хватает их для возбуждения уголовного дела. Нам также не отвечают на вопрос о том, а какие, хотя бы теоретически, доказательства могут убедить следствие, что все это было на самом деле, поскольку перечень обычных доказательств исчерпывается.

Очень часто случается, что обвинение базируется на гораздо более бедных доказательствах, и эти дела отправляются в суд, где в итоге виновных осуждают. Однако это не тот случай, дело застопорилось.

Вызывает сомнение и то, как следствие провело экспертизу. Эксперту предоставили только документы из медицинских учреждений. Напомним, избивали двоих, Мурада Рагимова – студента, стоматолога – и его отца Фируддина.

Мураду потом предъявили обвинение в том, что он, якобы, распространяет наркотики, тогда как родственники утверждают, что их подкинули ему прямо на их глазах. К Фируддину вообще никаких претензий не было, просто побили и свободен.

Он сразу зафиксировал все эти повреждения, эти свидетельства у нас есть. Фируддин на свободе, поэтому с ним проще работать. А Мурад находится в СИЗО, поэтому провести экспертизу в отношении него без следствия мы не можем.

Фируддину мы провели экспертизу, представили его медицинские документы, более того, он сам пришел, его осмотрели несколько экспертов, сделали соскобы и т.д.

Были установлены телесные повреждения, в частности т.н. электрометки — следы воздействия электрошокером. Следует сказать, что все это сохраняется на протяжении достаточно небольшого периода, следствие сейчас этот период упускает.

По нашему запросу нам удалось достать некоторые медицинские документы Мурада, следствие также их запросило. Экспертиза, организованная следствием, была проведена только по документам, самих людей они к эксперту не возили.

Напомню, Мурада после того, как его избили, повезли в отдел полиции, где ему стало совсем плохо, он был настолько избит, что даже было подозрение на перелом позвоночника.

Его доставили в больницу, там ему со скрипом помогли: по словам присутствующих, медработники, узнав он, якобы, террорист, первое время отказывались оказывать ему какую-либо помощь.

Тем не менее, какие-то действия все-таки были сделаны, они зафиксировали травмы. Написали, что колото-резанные раны стопы. После чего его повезли в другую больницу, поскольку ему не становило легче, а медпомощь была оказана в недостаточной мере. В другой больнице написали, что это колотая рана стопы.

Теперь же эксперт говорит, что одних лишь документов недостаточно, чтобы установить является ли рана колото-резаной или колотая. Для точного определения типа раны нужен сам Мурад. Без него эксперт сказать не может.

Следует сказать, что врач может определить тип раны, однако для этого перед ним нужно ставить вопрос об этом. Мы ходатайствовали следствию о том, чтобы оно поставило вопрос. Но следствие этого не сделало.

В итоге имеем заключение эксперта, звучащее приблизительно так – невозможно установить тип раны, причину ее образования, в частности получена ли она от ножа.

В принципе, даже такая экспертиза показывает наличие у отца и сына Рагимовых телесных повреждений, а также то, что они были получены примерно в этот период.

Получается, что выводы следствия не основаны на объеме собранных доказательств, на наш взгляд, выводы полностью противоречат всем доказательствам. Позиция следствия базируется на словах сотрудников полиции. При этом слова сотрудников полиции не выдерживают никакой критики.

Во-первых, они не проверяются, во-вторых, если их проверить – выяснится, что они не соответствуют действительности, поскольку многие факты физически не могли произойти быть.

Например, сотрудники полиции говорят, что Мурад оказывал активное сопротивление и уронил шкаф на сотрудников полиции. Этот шкаф очень тяжелый. Недавно родственники пытались его поменять, для этого пригласили четырех рабочих, однако не смогли. Поэтому его пока оставили дома. Кроме того, его физические габариты и конструкция не дают
возможность его так просто опрокинуть.

Следствие говорит, что в этом шкафу было разбито зеркало, в результате чего все было осыпано осколками, наступив на которые Мурад и поранил свою ногу. Родственники же говорят, что нож ему воткнули в ногу у них на глазах.

Зеркало действительно треснуло в ходе того, как СОБР забегал в квартиру Рагимовых, но оно не разбилось. Впоследствии родственники, не зная, естественно, что именно будут говорить сотрудники полиции, выбросили треснутое зеркало. Однако сохранились фотографии, на которых видно, что в коридоре никаких осколков нет, а зеркало висит в раме.

Кроме того, следствием вообще не исследуется вопрос про Фируддина. В первом случае следователь провел проверку, где Фируддин вообще не фигурирует.

Мы были на приеме у начальника ГСУ, тот распорядился передать это дело из района в округ, взял под личный контроль, но все равно ничего не делается. Например, одно из мероприятий была поставлено на 20 число, а следствие какие-то движения начало далеко после 20 числа, а мы с родственниками пошли опрашиваться уже позже 20 числа. В итоге время теряется и ничего не происходит.

Во втором постановлении следователь отказал в возбуждении дела не только по нанесению телесных повреждений Мураду, но и по нанесению телесных повреждений Фируддину. Совокупностью собранных доказательств подтверждается, что Фируддину нанесли телесные повреждения в ходе активного сопротивления.

Непонятно, откуда следователь это взял, если ни один из сотрудников не говорит о сопротивлении со стороны отца Мурада. Ни один этого не видел. Как можно на основе собранных доказательств сделать вывод о том, что Фируддин активно сопротивлялся, если в собранных доказательствах об этом ни слова. Сам материал мы еще не видели, нам его никто пока не покажет, максимум, что там может быть рапорт, но, тем не менее, среди собранных свидетельств его нет, может, кто-то приложил его, а, может, и нет.

Ямуддин Кюринский

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение