А порт-то голый! Утопив Махачкалинский, чиновники рвутся строить Каспийский порт

«Это досужие разговоры с обеих сторон. Ни того, ни другого не случится. Ситуация на дагестанском Каспии вышла за пределы тактических решений. Уже гордиев узел. Для выхода из этой ситуации необходимо нестандартное решение.

Когда и кто его примет – вопрос открытый». Такую категоричную оценку в интервью РИА «Дербент» дал гендиректор исследовательского агентства InfraNews Алексей Безбородов, комментируя РИА «Дербент» последние заявлениям Главы Дагестана Рамазана Абдулатипова, заместителя глав Минкавказа Одеса Байсултанова и Полпреда Президента РФ в СКФО Олега Белавенцева. Все они касались развития Махачкалинского морского торгового порта (ММТП) и перспектив строительства нового глубоководного порта в Каспийске.

По словам собеседника агентства, чиновниками движет лишь желание тратить бюджетные средства. «Никто из участников не понимает, о чем говорит, ни капли не знает в маркетинге грузопотоков. Их слова наглухо не совпадают с реальностью. Кроме того, важно понимать, что вектор их заявлений меняется каждые полтора года — и меняется только по ветру бюджета, а никак не по грузовым показателям», — заключил Безбородов.

Напомним, что Олег Белавенцев во время недавнего визита в Дагестан пообещал поднять вопрос развития ММТП в Москве. Назвав его важным российским объектом на Каспии, он отметил, «что ММТП в международном транспортном коридоре «Север-Юг» способен занять главенствующее место».

В беседе с РИА «Дербент» экономист Маир Пашаев отметил, что ММТП является объектом двойного назначения и скорее подтверждается информация о планах использования части порта для базирования кораблей Каспийской флотилии. «Также была информация, что Каспийская флотилия может быть реорганизована и получит статус флота. Малая глубина акватории, а также сжатые городом границы, ограничивают развитие порта», — добавил он.

Рамазан Абдулатипов

В тоже время глава РД Рамазан Абдулатипов на полях ПМЭФ-2017 заявил, что к ММТП сохранился интерес у иранского бизнеса, не исключив приобретение ими части акций порта. Его утверждение, по-видимому, опирается на слова посла ИРИ в РФ Мехди Санаи, предположившего в октябре прошлого года, что предприниматели из этой страны готовы участвовать в этой сделке. Дипломат отметил тогда, что их ограничивает неготовность объекта. По его словам, власти РД ему обещали до конца 2016 года устранить все «шероховатости».

Однако с каждым днем порт лишь удаляется от состояния готовности. По данным Ассоциации морских торговых портов, за первую треть этого года через ММТП было перевалено на 73,7% грузов меньше, чем за аналогичный период прошлого года – лишь 0,3 млн тонн. Примечательно, что Махачкала тянет весь Каспий на дно (падение составило 48,4%), в то время как в целом по России наблюдается рост 10,9%.

Как ранее писало РИА «Дербент», причина падения грузооборота в ММТП кроется в краже нефти. Одной из пострадавших сторон является компания-гигант «Транснефть», неоднократно выражавшая возмущение качеством нефти, полученной после прохождения местных терминалов.

«ОАО «Дагнефтепродукт» бывшего спикера РД и основателя ФК «Анжи» Магомед-Султана Магомедова, которому принадлежит 500-метровый участок трубопровода от нефтехранилищ до магистрального трубопровода «Транснефти», обвиняется в чрезмерных потерях нефти (более 1% при норме 0,2%) после прогонки через Махачкалу.

«Дагнефтепродукт», добавляя воду и отходы нефтепереработки в нефтепровод, стремится возместить «пропавшую» нефть. Вдобавок они выдают липовые акты о качестве продукции.

Подробности криминальной схемы по краже нефти в Дагестане раскрыла в своем пресс-релизе «Транснефть», выразив опасения о возможной полной потере Россией транзитного нефтеканала на Каспии. Об остроте проблемы говорит тот факт, что речь уже зашла о возможном прекращении поставок нефти из Казахстана. По имеющейся информации, они могут переключиться на терминалы Азербайджана и Ирана.

По сути, мы имеем дело с рекордным падением грузооборота через Махачкалу, с крахом репутации дагестанской стороны, а Абдулатипов продолжает заверять всех в успехе своих идей.

Зиявудин Магомедов. Фото: Forbes

Этот факт в интервью Forbes подтвердил и владелец «Сумма» Зиявудин Магомедов, имя которого связывали с возможной приватизацией ММТП. «Я не знаю, во что он превратится к моменту приватизации, что будет собой представлять. Он в разобранном состоянии, все нефтяники оттуда уходят. «Транснефть» много об этом писала. При допустимом содержании воды 0,5 % в нефти, там 5–10 % воды, в прошлом году в работе порта было 29 технологических остановок», — заявил дагестанский олигарх.

Также, бизнесмен согласился с тем, что порту нужен нормальный владелец. «Но это вопрос не ко мне – это вопрос к государству: довольно ли оно управлением. Так что посмотрим, когда [порт] будет приватизироваться – будет ли что приватизировать к тому моменту, и будет ли нам это интересно», — заключил Магомедов.

Как писало РИА «Дербент», параллельно с этим 1-й замглавы Минкавказа РФ Одес Байсултанов заявил, что в Каспийске появится новый морской глубоководный международный порт, который полностью заменит собой Махачкалинский. Последнему оставят лишь внутреннее направление.

Одес Байсултанов. Фото: Минкавказ РФ

«Каспийскому морю необходим именно глубоководный порт, так как морской порт в Махачкале имеет глубину канала, по которому можно зайти в порт, шесть метров, ширину – 180 метров. Следовательно, пропустить он может судно не тяжелее 7 тыс. тонн, а это нерентабельно для больших судов, которые не могут войти в порт. Сейчас их сначала разгружают на судна меньшей тоннажности, а после грузы перегружают в порту еще раз – это лишние затраты. Соответственно, нужен порт с каналом глубиной не менее 10 метров, чтобы принимать суда с грузами от 15 до 25 тыс. тонн», — аргументировал замминистра.

Маир Пашаев в беседе с РИА «Дербент» отметил, что внутренние перевозки имеют свой потенциал роста. «Махачкалинский порт специализировался на нефтеналивных грузах, возможно, эта специализация и останется. Что касается проектирования нового порта в районе Каспийска, то информации о нем крайне мало. Одним из перспективных проектов был бы совмещенный с новым портом центр контейнерных перевозок. Новые мощности могут быть задействованы в случае развития транспортного коридора «Север-Юг», в иранском, индийском направлении», — считает эксперт.

 

Мурад Шихахмедов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

3+

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.