Открытие «исламского окна» в Сбербанке

Открытие исламского окна в Сбербанке

Это означает, что банковская система признает существование требований мусульман к ней, считается с ними на официальном уровне. На прошлой неделе Сбербанк сообщил , что заключил соглашение о сотрудничестве в области исламского финансирования с Республикой Татарстан.

Подписи под документом поставили Герман Греф и Рустам Минниханов.

Сбербанк решил запустить свой первый проект в области исламского банкинга в Татарстане, а не, например, в Дагестане, потому что экономика Татарстана больше и прозрачнее, чем на Северном Кавказе. Кроме того, именно в Татарстане сложились первые исламские банковские проекты (например, «Амаль»), ставшие образцом для дагестанских проектов.

Первые российские специалисты по исламскому финансированию работали в Татарстане, его основы были заложены именно там.

Основные публичные институты исламского банкинга в Дагестане — это «ЛяРиба Финанс» и «Масраф». Первый вышел из крупного банка «Экспресс», второй основан на проектах частных инвесторов.

(ЦБ отозвал лицензию на осуществление банковской деятельности у «Экспресса» в январе 2013 года — прим. РИА «Дербент»)

И «Экспресс», и «ЛяРиба Финанс» разрабатывали свои продукты совместно с духовным управлением. Была выпущена пластиковая карта и еще несколько исламских продуктов.

Мусульмане России неоднозначно относятся к исламскому банкингу в стране. Можно по-разному видеть ситуацию. По остроумному замечанию одного из банкиров, можно говорить, что если вы добавляете в стакан водки каплю воды, то она становится менее харамной. А можно говорить, что если вы добавляете каплю водки в стакан воды, она становится харамом навсегда. Это, скорее, вопрос выбора мусульманина, и те мусульмане, акида которых не позволяет никаких компромиссов, конечно, либо никак не будут относится к созданию в Сбербанке исламских продуктов, либо будут критиковать и эту практику, и пользующихся новой услугой единоверцев.

Компромиссы принято укреплять различными сертификатами от официального исламского духовенства, как это было сделано, например, в Дагестане, где все продукты получили сертификацию в Совете муфтиев. Дагестан в этом смысле не пионер. Исламские ученые под давлением времени и в Арабских Эмиратах, и в других странах с мусульманским населением и идеями исламизации государственных институтов издают фетвы, разрешающие ограниченный Гарар (неопределенность — ключевое понятие в исламских финансовых процедурах). Появляются все новые формы дозволенных договоров и операций. Но не все мусульмане готовы идти на риск согрешить перед Всевышним ради удобства. А любой намек на ссудный процент — страшный грех.

У нас в стране растет число мусульман. Более того, исламские убеждения становятся глубже, люди — образованнее. Если раньше многие мусульмане могли вообще не задумываться, какими деньгами они пользуются, то постепенно процесс исламского просвещения захватывает все большую часть уммы. Гораздо больше мусульман становятся участниками серьезных финансовых операций.

Параллельно постоянно растет просветительская, иногда даже пропагандистская деятельность исламских активистов о недопустимости использования неисламских банковских продуктов мусульманами.

Влияет и финансовый кризис, который приведет к сужению банковского сектора и расширению сетевых, неформальных практик в сфере финансов. В основном это инвестиционные проекты, которые значительно проще организовать без нарушения законов шариата.

Исламский банкинг как неформальный институт в меньшей степени страдает от деформализации, чем любой другой. Поскольку он инвестиционный, отношения в нем в любом случае строятся на доверии. А залоговые вещи и вещи, связанные с доверием, легче уходят из зоны лицензированной финансовой деятельности. Поэтому неформально друг другу мусульмане вполне способны оказывать финансовые услуги. Целые сельские поселения в Дагестане практикуют или практиковали «сетевой банкинг». Вся Кадарская зона, которая занимается откормом, на протяжении долгого времени существует на взаимных инвестициях скототорговцев, откормщиков скота и продавцов мяса. Это огромные объемы, миллиарды рублей в год, которые прокручиваются. И в целом это вполне удерживается в рамках шариатских правил.

То есть критичной необходимости в исламских сервисах в Сбербанке нет. У мусульман есть другие возможности получать финансирование по исламским правилам. Но открытие окна в Сбербанке — это очень символично и значимо для мусульман по всей России. Это означает, что банковская система признает существование требований мусульман к ней, считается с ними на официальном уровне.

То, что Сбербанк сможет предложить конкурентоспособный продукт на этом рынке, я сомневаюсь. Он повысит лояльность клиентов-мусульман, но не решит их основных проблем.

Для беспокойства у исламского мусульманского сообщества в России есть гораздо более «брутальные» причины: недостаток мечетей и запрещения их строить, преследование мусульман по идеологическим мотивам все в большом количестве регионов РФ.

 

http://kavpolit.com/articles/islam-18520/

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.