Круги ада «Лезгинской мечети» Баку

На днях Азербайджан возмутился по поводу турецкого клипа, где было сказано, что родиться армянином – это не позор, а счастье.

Примерно синхронно с этим по лезгинской общине республики прошли сведения, что власти Азербайджана собираются наконец-то покончить с существованием «Лезгинской мечети» города Баку – многовековой реликвией суннитского населения Страны огней, памятником архитектуры XII века и объектом всемирного списка ЮНЕСКО. Официально объявлено, что мечеть закрыта на реконструкцию, однако прихожане видят за этим хитрый ход властей, когда за благозвучным намерением хотят скрыть негативное деяние.

«Уже неизбежно»

Актив прихода «Лезгинской мечети» (ее называют еще «Лезги мечеть», а на лезгинском языке — «Лезги миски») недавно обратился в редакцию РИА «Дербент» с просьбой осветить критическое положение, в котором оказался приход. Интонация обращения как нельзя красноречива. «Лезгинскую мечеть закрывают с 26 июля этого года, как будто бы из-за ремонта, — сообщают прихожане. — Но никаких гарантий — в том числе и для возвращения назад после ремонта нам не дают. Кроме того, нам не предоставляют никакого другого помещения на период ремонта. Вообще, власти решили сделать из «Лезгинской мечети» что-то вроде музея для посещения зарубежных гостей. Мы вынуждены оставить мечеть потому, что не хотим обещанных нам арестов наших руководителей в случае сопротивления. К сожалению, закрытие мечети уже неизбежно (если Аллах в последнюю минуту не решит иначе). Вообще, думается, что сам по себе ремонт, конечно дело неплохое, если бы не одно но… В Азербайджане ожидаются в 2017 году Мусульманские игры. А если представить, что большинство этих стран — именно суннитского толка, то, думаю, им не понравится превращение суннитской мечети после ремонта в музей».

«Лезги мечеть» города Баку – одна из самых древних оставшихся в Азербайджане суннитских мечетей. Согласно местной историографии, свое наименование «Лезгинская» она получила в конце XIX-начале XX веков, потому что туда ходили молиться лезгины, исконно проживающие в Азербайджанской Республике. Но лезгинские источники утверждают, что самоназвание «Лезгинская» закрепилось за мечетью со времени ее постройки – 1169 года. Как утверждают эти источники, Наджаф Ашур ибн Ибрагим, создавший эту святыню, был лезгином по национальности и первыми имамами в мечети также были лезгины. Однако очень некрасиво выглядят азербайджанские историки, переиначивающие имя архитектора на тюркский манер – «Ашурбек Ибрагимоглу». Именно так Наджаф Ашур поименован на сайте музея-заповедника «Ичеришехер», к которому официально относится мечеть.

Внимание: Музея-заповедника! По закону Азербайджана, все действующие в республике мечети должны быть зарегистрированы в Государственном комитете Азербайджана по делам религиозных организаций. Но официально «Лезги мечеть» числится только в реестре музея «Ичеришехер», который подчиняется напрямую правительству Азербайджана. Азербайджанское религиозное ведомство при получении запросов насчет «Лезги мечети», утверждает, что приход этой мечети никогда не подавал заявлений на регистрацию. Поэтому мечеть, вроде как, незаконна, и с ней можно делать что хочешь. Хоть закрывать.

«Нежелательные настроения»

По версии азербайджанского политолога Фахреддина Аббасзода, несмотря на то, что в Азербайджане религия отделена от государства, реальный контроль за религиозными делами находится как раз в руках светских властей – Госкомитета по делам религий. Управление мусульман Кавказа (УМК), возглавляемое шейх уль исламом Аллахшукюром Пашазаде, только следует директивам светского религиозного ведомства Азербайджана. В реальности, утверждает Аббасзода, Аллахшукюр Пашазаде не имеет права даже назначать и снимать имамов мечетей, поскольку ни одна мечеть, входящая в структуру УМК, реально муфтияту не принадлежит. При всем этом, УМК по делам в «Лезги мечети» выступает единственным спикером. Коннотации, в которых звучат эти заявления УМК, только одного рода – негативные. В УМК в последнее время вообще намерены закрывать эту мечеть.

 

Аллахшукюр Пашазаде

Так, в конце января 2014 года настоятель бакинской Джума-мечети Сурхай Мамедли заявил, что в «Лезги миски» проповедуют ваххабизм и вербуют ваххабитов, которые потом уезжают в Сирию. «В Азербайджане есть радикальные течения, такие как ваххабизм, такфиризм. В мечети «Ашурбек» наблюдаются нежелательные настроения. По моей информации, в этой мечети подготовили несколько человек и отправили воевать в Сирию, где они погибли», — заявил Мамедли на мероприятии, посвященном принятию фетвы в связи с участием граждан Азербайджана в вооруженных конфликтах за рубежом. Ахунд Джума мечети Баку попросил Аллахшукюра Пашазаде рассмотреть вопрос о закрытии мечети, потому что там нарушают законы Азербайджана. На что Пашазаде ответил, что  он хоть и против закрытия какой-либо мечети, «но если в ее деятельности допускаются нарушения законов страны, то стоит задуматься над этим вопросом».

И здесь – снова внимание! Мамедли назвал «Лезгинскую мечеть» чужим для лезгинского уха именем «Ашурбек». Как говорят прихожане мечети, это наименование появилось у прихода в декабре 2009 года, когда приходской актив, следуя новому закону Азербайджана о регистрации религиозных организаций, проходил в религиозном ведомстве республики процедуру переоформления.

 

Сурхай Мамедли

У общины тогда возникли проблемы. За первой резолюцией направили в Управление мусульман Кавказа (УМК). Председатель общины «Лезгинской мечети» Мустафа Фаик, тогда отметил, что это, само по себе нонсенс, ведь сунниты и шииты – это совершенно разные общины. В свою очередь, в УМК просителей перенаправили к одному из шиитских духовных лиц – казию мечети «Биби-Эйбат» Хикмету, который категорически отказался выдавать свое экспертное заключение до тех пор, пока название мечети не будет изменено с «Лезгинской» на «Ашурбекскую». Тогда община «Лезгинской мечети» обратилась к председателю УМК Аллахшукюру Пашазаде. А Пашазаде здесь проявил инициативу – выступил против мнения Госкомрелигии Азербайджана. «В госкомитете утверждают, что они не против нашей перерегистрации под прежним названием, однако в УМК почему-то требуют смены названия. Но ведь это название придумали не мы. Столько лет мечеть функционирует под таким названием, она внесена в список культурного наследия ЮНЕСКО», – говорит глава общины Мустафа Фаик. Знающий мусульманскую специфику человек поймет, что прав этой ситуации был Фаик, а не представители УМК. Главная мечеть Дербента, построенная в VIII веке, фигурирует в ведомственных списках властей Дагестана как «Джума-мечеть Дербента», а не как «Арабская», «Персидская» или «Азербайджанская». Все потому что именование «Джума-мечеть» закрепилось за этой мусульманской святыней с момента ее основания. Под таким наименованием ее знают и во всем мусульманском мире, и в ЮНЕСКО. Очевидно, что в УМК, требуя дать «Лезгинской мечети» новое чужое имя «Ашурбекская», не просто так придирались к наименованию. И это были даже не придирки, а акт дискриминации лезгин по национальному признаку. И само наименование «Ашурбек» звучало для лезгин как оскорбление. В исторических источниках имя архитектора мечети значится как «Наджаф Ашур», без всякого «бека» на конце второго имени. Кому придет в голову называть имама Шамиля «Шамильбеком», а Пророка Мухаммеда — «Мухаммедбеком»? Только человеку с пантюркистскими наклонностями.

«Не находится в подчинении»

Но на этом проблемы не кончились. «Лезгинская мечеть» стала «героем» азербайджанской антитеррористической хроники. Когда в 2014 году стало набирать силы ИГИЛ («Исламское государство, ИГ, запрещено в России), и в ИГИЛ стали замечать граждан Азербайджана, госбезопасность Страны огней объявила эту мечеть «вербовочным пунктом террористов». В мечеть зачастили с обысками. Найденную при обысках литературу, одобренную УМК, объявляли «ваххабитской». Имамов и прихожан мечети задерживали и держали под арестом по нескольку месяцев, после чего без всяких объяснений и извинений отпускали. И так вплоть до 2016 года, когда над мечетью не завис дамоклов меч закрытия, с перспективой превращения в музей.

Что не менее странно, когда «Лезги мечеть» стала по версии МНБ Азербайджана (тогда еще существующего) «ваххабитской», Управление мусульман Кавказа поспешило откреститься от этого прихода. «В последнее время в прессе встречаются статьи о том, что Управление Мусульман Кавказа не осуществляет контроль над религиозными общинами, функционирующими в мечети Ашурбек (Ичеришехер) и поселковой мечети Мушфигабада, — говорилось в заявлении УМК от января 2014 года. — В связи с этим УМК заявляет, что названные мечети не находятся в подчинении управления. Религиозные общины этих мечетей, несмотря на неоднократные предупреждения, не прошли регистрацию в Госкомитете по работе с религиозными структурами, и в эти мечети УМК не осуществляло назначение религиозных деятелей. Добавим, что в результате незаконных действий группы лиц в Мушфигабадской мечети когда-то существовавшая там религиозная община вынуждена была самораспуститься. По вышеназванным причинам, Управление мусульман Кавказа не признает людей, называющих себя имамами, ахундами этих мечетей». 

Председатель общественной организации «Талышская диаспора России» Исмаил Шабанов, член Совета при президенте России по межнациональным отношениям, считает, что на ситуацию с «Лезги мечетью» должны обратить внимание российские власти. «Лезгины – коренной народ России, а в Азербайджане проживают тысячи лезгин, которые приходятся российским лезгинам родственниками, – сказал Шабанов корреспонденту РИА «Дербент». – В «Лезги мечеть» ходили испокон веку не только лезгины, а представители всех народов Азербайджана, которые исповедуют суннитский ислам: аварцы, кумыки… В России проживают дальние и близкие родственники этих прихожан мечети. Сунниты Азербайджана связаны между собой не только по национальной линии. В отдельных районах Азербайджана проживают сунниты, которые исповедуют суфизм. По моей информации, все азербайджанские суфии — представители коренных народов российского Северного Кавказа. У них те же суфийские шейхи, что и у живущих в России дагестанцев и чеченцев. Раз спецслужбы Азербайджана набрались наглости записывать в ваххабиты приход «Лезги мечети», то они автоматически вносят в свои расстрельные списки всех граждан Азербайджана, которые исповедуют суннитский ислам, и по своему происхождению не являются тюрками. О чем это говорит? О том, что в Азербайджане, который позиционирует себя демократическим толерантным государством, идет политика насильственной ассимиляции нетюркских народов, как это делается в Турции. Кто не желает ассимилироваться, того стараются выдворить из Азербайджана».

Обвинения прихода «Лезги мечети» в ваххабизме – это, как говорят уголовники, перевод стрелок, — продолжает Шабанов. – Реальный рассадник ваххабизма в Азербайджане – это не «Лезги мечеть», а спецслужбы Азербайджана. Сначала это было Министерство национальной безопасности, а после расформирования этого ведомства – МВД Азербайджана. Ваххабиты не были сброшены в Азербайджан с вражеского самолета: власти республики в конце 1990 годов сами завезли себе ваххабитов. Для чего Баку завозил к себе под бок ваххабитов? Первое: инфицировать ваххабитским вирусом всех неугодных людей. Второе: внедрить ваххабитов в нетюркские национальные общины Азербайджана — лезгинские, аварские, талышские – чтобы потом инфицировать этих нетюрков-суннитов ваххабизмом и уничтожить. Если не физически уничтожить, то морально.

Ваххабизм в Азербайджане, в отличие от суннизма или шиизма – социально близкая и финансово выгодная религия. В Министерстве национальной безопасности Азербайджане, при министре Эльдаре Махмудове зародилась практика «бизнеса» на ваххабитах. Как это делалось? Пока ваххабит был в Азербайджане, а не в Сирии или еще где-то, ему давали развиваться и зарабатывать деньги на свой будущий джихад. За неприкосновенность каждый ваххабит «относил» в МНБ круглую сумму денег. Если он уезжал «на джихад», его не пытались перехватить, а намекали: для более безопасного отхода или же для того, чтобы его друзей и близких не стали «дергать» на допросы и арестовывать, ему нужно «отнести» денег такому-то офицеру госбезопасности или чиновнику. Если же ваххабиту надоедает «джихад» в Сирии, и ему вдруг хочется домой – никаких проблем. Стоимость безболезненного возвращения боевика ИГИЛ в Азербайджан составляет сейчас 20 тысяч долларов США. Родственники относят эти деньги кому надо – и все, боевик ИГИЛ может приезжать. Вернувшись домой, он также может исповедовать и проповедовать идеи ИГИЛ. Если будет сильно мешать, его нейтрализуют, а на его место придет другой джихадист, которого будет можно «доить», пока он не надоест. В этой связи стоит обратить внимание на ряд сообщений, что во время апрельской войны в Карабахе были зафиксированы факты обезглавливания азербайджанскими военными пленных армян. Отрубали головы как убитым людям, так и еще живым. Это почерк ИГИЛ. Есть основание подозревать, что власти Азербайджана призвали воевать в Карабах «своих» игиловцев. Не исключено, что этим головорезам Баку обещал после победы полную амнистию или же еще какие- то преференции». 

«Будет отреставрирована»

То, что «Лезгинскую мечеть» закрывают на реконструкцию, в конце июля подтвердило Управление государственного историко-архитектурного заповедника «Ичеришехер» при правительстве Азербайджана. «Эта мечеть является важным историческим памятником и будет отреставрирована. Другие мечети в Ичеришехер во время реставрации также временно приостанавливали свою деятельность. В настоящее время эти мечети продолжают функционировать», — говорится в официальном пресс-релизе дирекции «Ичеришехера».

Когда корреспондент РИА «Дербент» обращался за комментарием по ситуации в «Лезги мечеть» в Государственный комитет Азербайджана по делам религии, там от комментариев воздержались.

 

Гасан Вердиханов

Для звонков, SMS-сообщений, отправки фото и видео посредством WhatsApp: +79634201548 E-mail: info@riaderbent.ru

РИА «Дербент» в

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.