Криминальное землетрясение. Кто виноват в разрушении махачкалинской сейсмостанции? (ВИДЕО)

В Дагестане продолжается выяснение отношений, связанное с кадровыми чистками и возникающим из-за этого имущественным переделом. (На фото: Землетрясение в Ашхабаде. 1948г.)

На этот раз жертвой конфликтов пала махачкалинская сейсмологическая станция – единственное научно-исследовательское учреждение такого рода в Дагестане. Построенная в 1948 году по указанию Сталина станция была разрушена 19 августа самопровозглашенным собственником земли, на которой она находится. Вандал заявил, что земля принадлежит ему.

В эпицентре — земельный спор

По данным РИА «Дербент», история началась с земельного спора. По словам сотрудников научного центра, к ним пришел некий Хабиб и угрожал всем расправой. Вместе с тем уверял, что территория, на которой находится сейсмостанция, принадлежит ему. Конфликт тогда был не решен. А уже на следующий день станция была разрушена. Впрочем, Хабиб вскоре был задержан полицией.

    

Сейсмическая станция относится к Дагестанскому научному центру Российской академии наук (ДНЦ РАН). Как заявил дагестанским СМИ директор Института геологии ДНЦ РАН Василий Черкашин, на территории федеральной собственности строятся элитные дома, торговые точки и подобные ситуации повторяются часто. Черкашин сказал, что оборудование на разрушенной станции не имело аналогов на Северном Кавказе. «Это была аппаратура, без которой мы не имеем возможности проводить исследования. Единственный прибор, который мог определить приближающуюся стихию, теперь разрушен», — сказал Черкашин.

Сталин установил аппарат

Разрушенная сейсмологическая станция была открыта в Махачкале в 1950 году по личному распоряжению Сталина «Об организации сейсмических наблюдений в сейсмоактивных областях СССР» вышедшем после разрушительного землетрясения в Ашхабаде в 1948 году. В 1950 году комиссия Института геофизики АН СССР с участием советского ученого-геофизика Дмитрия Кирноса произвела обследование и наблюдения на территории ботанического сада рядом с дачей Дагестанского обкома ВКП(б). Был выбран участок для строительства сейсмостанции в четырех километрах от города. На участке находились два жилых дома и овощехранилище. Один из домов и овощехранилище были снесены при строительстве. Подвал овощехранилища в дальнейшем был использован для переоборудования его под аппаратурный подвал сейсмостанции. Решением N219 Махачкалинского горсовета от 25 апреля 1951 года за сейсмостанцией закреплен участок площадью 0,7 га. Строительство станции было завершено в октябре 1951 года. Первая сейсмограмма и запись в журнале об­работки землетрясений датированы 8 декабря 1951 года.

Палаточный городок после землетрясения в Махачкале в 1970 году

Муса проверил ценность аппарата

И. о мэра Махачкалы Муса Мусаев потребовал разобраться в ситуации по факту разрушения сейсмостанции в Махачкале. По данному факту Мусаев провел аппаратное совещание, в ходе которого потребовал собрать специальную комиссию и выяснить, насколько ценным было оборудование, проверить наличие и законность документов у подозреваемого, и каким образом ему были выданы документы по строительству на территории федерального значения.

Махачкалинские земли в конце девяностых-начале нулевых стали объектом охоты различных мафиозных деятелей и структур. Схема преступных действий была стандартна. В администрацию Махачкалы относилась крупная сумма денег. Далее чиновники выводили земельный объект из федеральной собственности в городскую, потом оформляли теневым способом акт купли-продажи. Таким образом при посредничестве мэрии Махачкалы с 1998 года были отданы в частные руки побережье Каспия, берега заповедного озера Ак-Гель в Редукторном поселке Махачкалы, детский летний театр. Побережье Каспия было застроено частными домовладениями, ресторанами и банкентными залами, по берегам Ак-Гель выросли кафе, рестораны и увеселительные заведения. Летний театр был снесен, на его месте вырос банкетный зал. Из имущества РАН пострадал ботанический сад ДНЦ РАН. Дендрологический заповедник был продан в частные руки, и на его территории развернули частную застройку.

Сейсмоопасные зоны на Кавказе

Главы без главы

Стоит также отметить, что клиенты мэрии высказывали претензии на городскую землю и после того, как экс-градоначальник Саид Амиров оказался за решеткой. Так, в апреле 2014 года некий житель Буйнакского района предъявил претензии на 228 квадратных метров земли на проспекте Магомеда Ярагского, принадлежащие Институту геологии ДНЦ РАН. Землевладелец принес в администрацию города полный пакет бумаг, где был зафиксирован акт купли-продажи территории научного учреждения, совершенный мэрией Махачкалы. Администрация признала документы подлинными. Суд также отказался отменять акт продажи земли, заявив, что торговая операция совершена по закону. С молчаливого согласия городских властей, покупатель начал застройку территории научного учреждения.

Директор Института физики ДНЦ РАН Ибрагимхан Камилов тогда рассказал дагестанским СМИ, что он обращался к и.о мэра Махачкалы Магомеду Сулейманову, в прокуратуру, Верховный суд Дагестана. Приезжавшая по просьбе Камилова из Москвы комиссия РАН подтвердила, что продажа федеральной земли, относящейся к учреждению Академии наук, незаконна. Однако все упиралось в процессуальные нормы. Чтобы аннулировать покупку, было нужно, чтобы суд признал акт продажи незаконным. Суд не спешил с ответом. Стоит отметить, что дело с землей Института геофизики рассматривалось в Кировском районном суде Махачкалы, председатель которого – родной брат экс-мэра Махачкалы Магомедсалам Амиров.

Что дальше?

Руководивший Махачкалой с июня 2013 по апрель 2014 года ректор ДГУ Муртазали Рабаданов, как впоследствии выяснилось, тоже находился в сфере амировского влияния. Став и.о. мэра, Рабаданов не уволил из администрации ни одного «амировского» человека, не произвел ни одной ревизии активов, которыми до сих пор владеет клан Амирова. Более того, 14 марта 2014 года Рабаданов профинансировал и организовал вечер, посвященный 60-летию уже арестованного Амирова, а 12 апреля того же года поддержал митинг в поддержку Амирова, прошедший возле Аварского театра Махачкалы.

Рабаданова в апреле прошлого года сменил Магомед Сулейманов. Сулейманов на своем посту больше занимался политическими задачами, чем обязанностями мэра. Нынешний и.о. мэра Муса Мусаев – типично «политическая» креатура, чем администратор.

Будем надеяться, что вертикаль хотя бы после единого дня голосования выстроит нужные ей конфигурации. И тогда дойдет дело до пересмотра «святая святых» махачкалинской жизни – теневой экономики.

Гасан Вердиханов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение