К вопросу о «Завещании Имама Шамиля»

Не существует исторического (или юридического) документа «Завещание имама Шамиля».

Под таким названием широко известно художественно-публицистическое произведение, точнее, текст к театральной постановке, автором которого являлся проф. Магомедов Д.М., председатель культурно-исторического общества «Фонд Шамиля». Оно было создано ко Дню памяти имама Шамиля 4 февраля 1991 г., который тогда впервые торжественно отмечали в Аварском театре.

Для узкого круга специалистов известен другой документ, архивный, официальный, с текстом «Клятвенного обещания» имама Шамиля (на русском и арабском языках), который не имеет ничего общего с пресловутым «завещанием имама». В «Клятвенном обещании» имам присягает личной клятвой на Коране императору в том, что «взял на себя и обязался служить верою и правдою Его Императорскому Величеству», «предостерегать и оборонять всеми силами души и тела и всею возможностью моею все, что относится к Самодержавству …Императора», «Если же узнаю …о случае и происшествии, могущих обратиться во вред интересам Его Величества… обязуюсь не только извещать об этом немедленно…, но так же с поспешностью устранять и отвращать их», «во всем вести себя так, как прилично верному слуге и честному поданному Его Императорского Величества» (ГАКО. Ф.62. Оп.8. Д. 652, ЛЛ.3-4 (об).

Известно другое письмо имама Шамиля, которое он отправил императору в ответ на его телеграфическую депешу с соболезнованием смерти дочери имама, Нафисат. Текст письма имама (оно еще при жизни имама было опубликовано в русском переводе) содержал такие слова: «Мой священный долг … внушить ДЕТЯМ МОИМ их обязанности пред Россией и ее законными царями. Я завещал им питать вечную благодарность к Тебе… Я завещал им быть верноподданными царям России и полезными слугами нашему отечеству. …Повели, Государь, где укажешь, принести мне и детям моим присягу на верное подданство. … В свидетели верности и чистоты моих помыслов … я даю клятву пред недавно остывшим телом моей наилюбимейшей дочери Нафисат, на священном Коране» (опубликовано: Военный сборник, СПб, 1866, №10, С. 227).

Совершенно очевидно, в письме речь идет о завещании имама СОБСТВЕННЫМ ДЕТЯМ в частном письме императору, что не представляет оснований для каких либо ссылок на несуществующее завещание имама грядущим поколениям его соотечественников «быть вместе с Россией, быть вместе с братьями русскими» (с).
В своем последнем письме к князю А.И. Барятинскому, незадолго до смерти, от 14 января 1871 г. имам писал: «Полагаю, что это письмо есть прощальное и последнее перед окончательной разлукой с вами искренне преданного вам человека…».

Имам писал: «Я ЗАВЕЩАЛ женам моим и сыновьям не забывать Ваших милостей и оставаться Вам признательными, пока будут жить на земле». (Кн. Александр Иванович Барятинский (1859-1862) // Русская старина, СПб, 1880, Т.XXVII (1-4) , С. 805-811; Зиссерман А.Л. Фельдмаршал князь А.И. Барятинский. М., 1891, Т.3, С. 331-340; Муханов В.М. Покоритель Кавказа князь А.И. Барятинский, М. 2007., С.378-389)

Другими документами или текстами по «завещанию имама» историческая наука по настоящее время не располагает.

 

Патимат Тахнаева, Facebook

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



К вопросу о «Завещании Имама Шамиля»

3 комментария

  1. Нам внушали, что есть завещание Шамиля народам Дагестана — вечно жить с Россией. Было бы хорошо, если такое завещание было. Толи его авторитет на весь край не распространялся, толи царский Питер до этого не додумался, но столь нужный документ не был составлен. Зато дир института истории Гаджи-Али Даниялов, брат первого секретаря обкома Дагестана, додумался до этого. С его подачи и была состалена эта фальшивка. Моральную и правовую оценку этому должны дать общество и следствие. А зоодно и множеству фактов подчисток, затирок документов, приписок к рукописям… По ним потом, вообще-то, писали историю Дагестана — в нужном, разумеется, свете и направлении. 

    9+

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение