Валтасаров пир на русских костях в Дербенте

Истинная суть cкандального строительства в заповедной исторической зоне непонятного сооружения под названием «Башня семи легенд» обнажилась, когда РИА «Дербент» только приступило к «раскопкам» первопричин этой криминальной панамы

. Возводимый втихую и с грубейшими нарушениями объект непонятного назначения предназначался не для культурного сооружения, а более простых вещей — закрытого от простого народа пафосного ресторана, где втайне от посторонних глаз заседала бы дагестанская «аристократия».

К такому умозаключению несложно прийти, если видеть предысторию строительства. Непонятный объект за несколько месяцев несколько раз менял свое целевое назначение: от гостевого дома для Президента России до «Историко-культурной лаборатории «Башня семи легенд». При этом, по странной логике случая, ни в Управлении делами Президента РФ, ни в Минкультуры Дагестана про строящийся возле Нарын-Калы объект ничего не знали. Если ведомство не в курсе, что скоро ему в подчинение будет передан новый объект – это даже не Кафка, а гораздо хуже. Отсюда вывод: красочные вывески и громкие заявления Махачкалы насчет «домика- лаборатории» были только дымовой завесой. С максимальной долей вероятности, в Сосновом бору возле Нарын-Калы собирались строить элитный ресторан, возводя его с нарушениями всех допустимых норм градостроительства.

В глаза бросился даже не сам факт строительства «пальцатого» «кабака» в заповедной зоне, а место строительства. В районе соснового бора несколько лет ведутся археологические раскопки. В процессе раскопа, ученые нашли фрагменты могильных камней с надписями на русском языке, выполненными дореволюционной гражданской графикой – похожей на современную, но с ятями и ерами. Археологи считают, что на этом участке когда- то было русское кладбище.

 

Артефакты не горят

На тему русского присутствия в Дербенте существует достаточно много книг и статей. Но с учетом того, что древнейший город России более 20 лет является намеченной жертвой враждебных России геополитических кругов, рукописные и печатные свидетельства уже не имеют своей полной силы. В отличие от археологических данных. Артефакты не только не горят, но и неподвластны воле фальсификаторов истории.

Исследовательские работы в области изучения и реконструкции истории Дербента активизировались накануне юбилея Дербента, благодаря стараниям тогдашнего мэра города Имама Яралиева. В августе 2014 года в Дербенте начала свою работу историко- археологическая экспедиция Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра (ДНЦ) РАН.

О ходе исследований участники экспедиции поведали в июне прошлого года, на проходившей тогда в Москве международной научной конференции «Дербент-2000: перекресток цивилизаций». Местоположение раскопа – нижняя часть средневекового Шахристана, т.е. исторической части Дербента, в пространстве между южной и северной крепостными стенами. Раскоп располагался восточнее северной стены, на расстоянии 78 метров от нее. Площадь раскопа составила около 1060 кв.м.

В планах раскоп имеет порядковый номер 31. Его местоположение нетрудно определить по гравюрам 18 века и городским планам, относящимся к 19 веку. На этих документах территория нынешнего раскопа обозначена как необитаемая. «Достаточно хорошо известно, что со времен монгольского нашествия вплоть до середины 17-18 веков некогда густозаселенный Шахристан пустовал, — сообщил один из участников экспедиции. — Что, вполне может быть, и послужило причиной для обустройства в его нижней части русского солдатского кладбища». Само кладбище отображено на городских планах, относящихся к 1725 году. Локализация кладбища оказалась возможной благодаря проведению археологических исследований. На площади около 700 кв. м были обнаружены остатки сотен погребений.

«Обнаруженный некрополь — христианский, – говорилось в научном докладе о ходе раскопок. — Головная часть захоронений направлена на восток. Большинство захоронений – одиночные, несколько парных, и одно братское. В ряде погребений был зафиксирован древесный тлен и железные гвозди – остатки гробов. Гробы – еще одно указание на то, что некрополь был христианским. На телах многих погребенных были найдены кресты бронзового сплава. Анализ состава крестов и их орнамента показал, что большинство их относятся к петровскому времени, концу XVII – началу XVIII гг. В более ранних исследований считалось, что типология обнаруженных там крестов – это петровское время, но два найденных недавно креста относятся к более позднему времени, то есть не ранее второй трети XVIII в».

В большинстве погребений были захоронены мужчины, в возрасте примерно 35-40 лет. При анализе останков ученые обнаружили, кроме мужских типов, также женские и детские типы. Женщины и дети покоятся в одиночных могилах. Всего археологи насчитали 19 женских и 15 детских захоронений.

В одном захоронении была найдена копеечная монета, относящаяся ко времени правления Петра I. На реверсе (лицевой стороне монеты) – изображение Георгия Победоносца, вокруг которого шла надпись «царь и великий князь Петр Алексеевич». На аверсе – номинал «1 копейка», а вокруг него надпись «всея России самодержец». Такие монеты были в обращении с 1696 по 1717 гг. Самое старое погребение относится к 1700 году, самое молодое – к 1714 году. В нескольких погребениях были найдены такие артефакты как елейницы – стеклянные сосуды-штофы, в которых хранился елей, оставшийся после православного обряда соборования.

В ряде захоронений были найдены медные пуговицы – гирьки. Пуговица-гирька пришивалась за ушко к одной стороне одежды, на второй стороне пришивалась петелька из тесьмы. Гирька продевалась в петлю, и соединение таким образом фиксировалось. Такой вид пуговиц, оставшийся с допетровских времен, был характерен для форменной одежды нижних чинов русской армии вплоть до середины 18 века, а в одежде русских крестьян – вплоть до 19 века.

 

Петр и Надир-шах

По данным ученых, в найденном ими некрополе захоронены не погибшие в боях, а умершие своей смертью. На период, к которому относится могильник – первая половина 18 века, через Дербент прошла армия численностью в 70 тысяч человек. Многие служивые упокоились навсегда в дербентской земле. Причина смерти – непривычный для русских людей жаркий влажный климат, который провоцировал болезни, заканчивавшиеся летальным исходом. Под погребение солдат старейшины города, мусульмане, выделили участок земли неподалеку от крепости, который впоследствии стал русским кладбищем. Обнаружение в процессе раскопок женских и детских захоронений может свидетельствовать о том, что захороненные в некрополе люди проживали в Дербенте долгое время, а после смерти были упокоены с одобрения местных жителей в священной для дербентцев земле Шахристана. Факт такого уважительного отношения местного населения к пришлым русским показывает, что русский солдат, русский человек, в петровское время и более поздние эпохи воспринимался дербентцами не как захватчик и даже не как гость, а как добрый сосед и защитник. Добрососедство русских и населения Дербента в то время развенчивает до основания мифологические построения бакинских пропагандистов о Дербенте как «жертве российской агрессии».

Властители Дербентского ханства многократно поднимали вопрос о переходе под российское подданство. В 18 веке эти прошения в Петербурге рассматривали несколько раз, но отвергались. Россия, которая прорубала себе окно в Европу, не имела возможности открывать «второй фронт» еще и на Кавказе, так как там хозяйничали Турция и Иран, а за этими державами стояли интересы Англии и Франции – тогдашних «властительниц мира». В царствование Петра I присоединению Дербента мешали союзнические договора России с Персией и мир с Турцией, который Петр с большим трудом заключил после неудачного для России Кавказского похода. Последние прошения от дербентских владетелей рассматривались в поздний период царствования Екатерины II – в 1775, 1786 и 1796 годах. В исторических хрониках сохранился эпизод, показывающий, как в мае 1796 года дербентцы встречали войска под командованием графа Валериана Зубова. Из ворот Нарын-Калы тогда вышла внушительная процессия горожан – представителей всех национальных общин города. Из процессии вышел 120- летний аксакал, который поднес Зубову ключи от города. Хроники сообщают, что за 74 года до этого почтенный старейшина – в то время 46-летний мужчина, вручал те же самые ключи Петру Великому.

Просьбы властителей древнейшего города, выражаемые от лица представителей большей части джамаатов Южного Дагестана, были удовлетворены Россией при Александре I – в 1806 году, а окончательно город стал частью России в 1813 году, по Гюлистанскому мирному договору. Баку, который пытается оспорить условия этого исторического договора, ссылаясь на его «незаконность», на самом деле строит иллюзии на песке. Многолетняя добрая воля людей — показатель законности вхождения какой-то территории в состав государства. Для сравнения: персидский шах Надир Афшар, возведенный бакинскими пропагандистами в статус отца-основателя «Великого Азербайджана», тоже много раз пытался овладеть Южным Дагестаном, но, в отличие от русских монархов, был встречен дагестанцами как захватчик и палач.

 

Сосед, у которого «все хорошо»

Организаторы и генподрядчики строительства «Башни семи легенд» были просто обязаны знать о том, что на месте строительства ведутся исторические исследования мирового значения. По простой причине: все организаторы информацию такого рода получают первыми по долгу службы государству Российскому. Зная об этом, они могли догадываться, что, возводя кабак на русских могилах, уничтожают символ русского присутствия в Дербенте и еще один знак принадлежности Дербента к истории нашей страны.

О примерных целях такого властного вандализма по отношению к истории собственной страны можно догадаться по фразе одного из идеологов строительства «Башни семи легенд». В этой фразе он призвал дагестанцев учиться жить у одной близлежащей к Дагестану страны, где, по словам этого господина, «все хорошо».

Как в этой стране относятся к исторической памяти, хорошо знают ее близлежащие соседи. Например, Армения. С 1999 года в Нахичевани ведется планомерная работа по уничтожению армянского культурного наследия. Можно смело сказать, что к 2016 году Нахичевань стала полностью «свободной от армян», поскольку там не осталось практически ничего армянского. Аналогичная «работа» велась с 1921 по 1993 годы в Карабахе. Армянский историк Грачик Арутюнян свидетельствует, что за время нахождения Нагорного Карабаха в составе советского Азербайджана, а также во время боевых действий были разрушены, взорваны и полностью уничтожены 167 церквей, 8 монастырских комплексов, 123 исторических армянских кладбища и 47 поселений. Разбиты 2500 хачкаров и более 10 000 надгробий. Бульдозерами стерты с лица земли 13 историко-археологических памятников.

Во время Первой Карабахской войны в храме Казанчецоц города Шуши (в азербайджанской топонимике — Шуша) был устроен военный склад боеприпасов для систем залпового огня «Град», из которых до освобождения Шуши в мае 1992 года обстреливался Степанакерт. Очень «заботливо» относится Азербайджан и к русскому народу. В 2005 году в Ленкоранском, на каспийском острове Сары было уничтожено более 500 захоронений русских воинов. Русское воинское кладбище, на котором в 1796 — 1840 годах были похоронены казачий атаман Антон Головатый – инициатор переселения в 18 веке черноморских и запорожских казаков на Кубань, адмирал Апраксин и многие другие защитники Отечества. На остров Сары была переброшена строительная техника, надгробия демонтированы и увезены в неизвестном направлении, а могилы воинов сровнял с землей нож бульдозера. По планам местных властей, на месте разрушенного русского некрополя должна была быть разбита виноградная плантация, вино с которой, вполне возможно, могло экспортироваться и в Россию.

Не выглядит странным, что в числе реализаторов идеи строительства на русских костях элитного дербентского ресторана оказался последователь и воплотитель идеи «Великого Азербайджана» в Дербенте – директор музея «Нарын-Кала» Али Ибрагимов. Не особо удивляет, почему главным автором идеи строительства ресторана на русском прахе выступил уважаемый Рамазан Гаджимурадович Абдулатипов. Сразу на ум приходит история с 30 миллионами «юбилейных» евро, которые вместо реставрации Дербента ушли непонятно куда . То, что эти миллионы евро – не выдумка, подтвердил даже суд, куда подал год назад на РИА «Дербент» и.о. главы Дербентского района Магомед Джелилов.

Удивляет другое. А именно, упорная близорукость федерального Центра. Который не замечает, что в истерзанном Дагестане происходит пир во время чумы. В Дербенте его решили совершить на старинном русском кладбище – месте, где сокрыта история русского, российского Дагестана.

 

Гасан Вердиханов

 

*Фраза «валтасаров пир» употребляется для обозначения беззаботного веселья, которое никак не предвещает большую беду, которая должна вскоре случиться.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

 3

Для звонков, SMS-сообщений, отправки фото и видео посредством WhatsApp: +79637937465
E-mail: info@riaderbent.ru.

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.