Турецкий Рубикон. Ударит ли референдум по кавказским мухаджирам?

В воскресенье, 16 апреля, в Турции прошел референдум по изменению формы государственной власти и расширению полномочий президента страны.

Об итогах референдума, отношениях с Россией и судьбе дагестанских мухаджиров РИА «Дербент» рассказал директор Центра изучения современной Турции Амур Гаджиев (на фото).

Задача Эрдогана

По словам Амура Гаджиева, конечная цель Реджепа Эрдогана, укрепить свои полномочия, а затем превратить страну из парламентской в президентскую.

«После того, как одновременно состоятся президентские и парламентские выборы в ноябре 2019 года, Эрдоган сможет остаться у власти еще на два срока. Тем самым он фактически обеспечил себе присутствие у власти как минимум еще на два срока», — рассказал собеседник.




На взгляд эксперта, к этому шагу Эрдогана также подталкивала непростая внутриполитическая ситуация.

«В настоящее время Турция находится в режиме чрезвычайного положения. Ведется активная антитеррористическая операция в отношении боевиков Рабочей партии Курдистана (РПК). Эрдогану нужно принимать срочные и не совсем популярные решения. Но решения могут блокироваться в парламенте. Сейчас у него появилась возможность принимать их посредством своих указов, которые будут иметь силу закона», — отметил Гаджиев.

Курдский фронт

По мнению турколога, разговоры о том, что Эрдоган пытается расширить территорию страны или изменить форму государственного устройства, не уместны.

«Федерализм будет считаться шагом к расколу страны, поэтому Эрдоган на это не пойдет. Переход от унитарного к федеративному устройству будет означать, что Анкаре придется предоставлять расширенные полномочия, в том числе и юго-восточным провинциям с преимущественно курдским населением, причем в условиях продолжающейся кровопролитной эскалации с активистами и сторонниками РПК.

Здесь следует учитывать, непростую ситуацию и на сирийском поле, а также то, что сирийские и иракские курды уже почувствовали вкус автономии. И, если сейчас пытаться объединить их в одном государстве, то мощь курдов увеличится в разы. Объединенная сила будет направлена против Анкары при вероятной поддержке Багдада и Дамаска, что фатально для Турции. Поэтому это очень опасный шаг для безопасности и территориальной целостности Турецкой Республики», — заявил он.

Оппозиция сломлена

На взгляд Гаджиева, в ситуации чрезвычайного положения, сложно надеяться на то, что оппозиция сможет громко заявить о своем недовольстве.

«Сейчас в Турции действует режим чрезвычайного положения. И в таких условиях маловероятно, что оппозиция сможет получить площадки для сбора больших масс людей», — отметил собеседник.


Попытка военного переворота в Турции в июле 2016 года

По его словам, после событий вокруг парка Гизи, когда прошли масштабные акции по всей стране, Эрдогану удалось расколоть оппозицию.

«Если раньше мы наблюдали негласный альянс между республиканцами в лице Народно-республиканской партии, националистами в лице Партии националистического движения, левыми и другими сторонниками сохранения кемалистской республики, в частности, Партии Родина (Ватан), то сегодня такая ситуация маловероятна.

Тем более, часть националистов на референдуме проголосовала за конституционные реформы. Эрдогану также удалось вбить клин между курдами. Если раньше в парламенте страны политические интересы курдов отражала Партия демократии народов, то сейчас 13 депутатов от этой партии, включая двух сопредседателей, находятся в тюрьме», — отметил он.

В таких условиях оппозиция не в состоянии выступить единым фронтом.

«С другой стороны, если даже оппозиционные силы каким-то образом объединятся и обратятся к властям с просьбой выделить им площадку для проведения протестных акций, то маловероятно, что им предоставят центральные площади в крупных городах страны. Скорее всего, им будут выделены места где-нибудь на окраине, в окрестностях, где их мероприятия будут малозаметны. Следует также учитывать, что сегодня турецкие СМИ и государственный аппарат страны вцелом проводят преимущественно «проэрдогановскую» линию, и после прошлогодней попытки военного переворота укомплектованы в основном его сторонниками», — заключил собеседник.

Отношения с Россией

На взгляд Амура Гаджиева, вектор отношений с Россией, был задан еще летом прошлого года, когда руководство РФ выступило в поддержку легитимной турецкой власти.

«После июльских событий прошлого года (попытка переворота сторонниками Гюлена –РИА «Дербент») в Турции начался активный обмен визитами членов высшей политической власти и рост двусторонних отношений. Затем в ходе визита Эрдогана в Россию была достигнута договоренность о дальнейшем росте двусторонних контактов между странами. Данный вектор был задан до референдума, и после, на мой взгляд, не изменится», — считает ученый.

Известно, что в четверг, 13 апреля, поздно вечером, по инициативе Эрдогана состоялся телефонный разговор с Владимиром Путиным.

«Это является очередным свидетельством того, что Турция крайне не заинтересована в каких-то обострениях и ухудшениях отношений с РФ. В настоящее время с двухдневным визитом в РФ находится и турецкий вице-премьер Мехмет Шимшек и министр экономики Турции Нихат Зейбекчи. Они сюда прибыли для того, чтобы урегулировать те разногласия, которые имеются в торгово-экономической сфере между странами», — заключил эксперт.

Также он заявил, что развитие отношений с РФ позволяет Эрдогану лавировать между Востоком и Западом.

Мухаджиры в Турции

По мнению турколога, поправки в Конституцию никак не отразятся на судьбе этнических кавказцев, выступивших против политических преобразований.

«Непосредственно на них никак не отразится. Против выступило чуть меньше половины населения страны. Сейчас и так очень много критики звучит в адрес турецкого руководства по поводу того, что ущемляются права определенной части населения. И, если турецкие власти и дальше будут усугублять обстановку в стране и ограничивать какое-то участие той половины населения, которая выступает против правящей партии и их инициатив, то это вызовет серьезное недовольство», — считает Гаджиев.


Село Балыкесир, место компактного проживания дагестанцев

Полноценные граждане Турции.

«Несмотря на свое кавказское происхождение, они полноценные турецкие граждане. Поэтому человек, проголосовав за или против, выразил свою политическую позицию, и за это он не будет нести никакой ответственности», — резюмировал собеседник.

Ариф Саидов

Амур Гаджиев, кандидат исторических наук, научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН, специальный корреспондент МИА «Россия сегодня».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

1+

Метки:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

 

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение