Не Алания, так башни

Ингушские активисты борются против разрушения своего исторического наследия

Не успели утихнуть споры относительно аланского наследия, претензии на которое высказывались и в Ингушетии, как актуализировался еще один исторический вопрос. Документалист, работающий над своим первым проектом о национальной культуре Ингушетии, обратился к редакции «Кавказ.Реалии» в связи с проблемой реставрации исторических башен республики. Магомет Албаков озаботился отсутствием открытого обсуждения этого процесса в ингушских общественных и экспертных кругах и квалификацией специалистов по реставрации, прибывших из Москвы. По мнению документалиста, они не очень разбираются в особенностях ингушской архитектуры и истории.

«У меня претензии к реставрации на каждом этапе. Не обсуждался ни выбор объектов реставрации, ни то, почему их восстанавливают, а не консервируют. Для Ингушетии, где прослеживается вся эволюция башенной архитектуры, нельзя восстанавливать без датировки. А ее нет. Более того, ими не установлены данные о первоначальном виде башен. Это — абсолютный нонсенс: восстанавливают то, о чем не имеют и представления», — признается Албаков.

По мнению собеседника «Кавказ.Реалии», из-за отсутствия публичных обсуждений реализуются проекты, согласно которым по сути заново поднимают башни. «Это — новодел. Это абсолютно противоречит практике приличной страны», — недоумевает документалист.

В свою очередь, в аппарате ингушского правительства говорят о том, что обвинения в создании новоделов вместо реконструкции звучат часто с уст представителей конкурирующих компаний, которых не выбрали для исполнения проекта.

«Часто реставрирующие фирмы критикуют друг друга. Порой необоснованно. Как только какая-нибудь московская фирма проведет работу, конкуренты начинают критиковать. Говорят, что она новоделами занимается. На это все мы реагируем в установленном порядке», — объясняет начальник отдела в аппарате правительства Ингушетии Магомед Дзарахов.




Активисты обращались в международную организацию ЮНЕСКО. Как признается Албаков, эти усилия уже принесли первые плоды. «Около месяца назад в результате наших обращений собралась комиссия в Москве с участием экспертов ЮНЕСКО. И они подтвердили, что восстанавливать нельзя. Надо консервировать», — говорит активист.

При этом в правительстве республики также отметили, что в дальнейшем планируется консервировать во избежание ошибок.

Албаков рассказал и о схеме, по которой ингушские власти проводят реставрационные работы.

«Выбирается никому не известная фирма, которая нанимает гастарбайтеров, и эта не имеющая понятия об ингушской архитектуре команда уничтожает древний город в горах Ингушетии», — негодует Албаков.

В интернете появилось видео, на котором подрядчик из Москвы по имени Петр Зарецкий лазит по аварийной башне. В описании к видео он признается в «полном отсутствии знаний» о сооружении. «По долгу службы восполнял пробелы (а точнее, полное отсутствие) знаний на аналогичном сооружении. Было очень интересно как инженеру-строителю. Не покидало ощущение, что башни и поныне обитаемы. Мысленно заранее извинился перед хозяевами», — пишет инженер-строитель.

«Реставрация проводится на основании лицензий, которые выдаются министерством культуры России. Организации заключают соглашение с министерством культуры России или с подведомственным учреждением. Затем приезжают сюда для проведения реставрационных работ. Деньги на реставрацию выделяются из федерального бюджета. Власти Ингушетии выдают разрешение на проведение работ на основании тех документов, которые организация получила в Москве. И тут не имеет значения, из какого региона организация прибыла, она может быть из Сибири или Урала. Главное, чтобы все документы имелись», — разъясняют в аппарате ингушского правительства.

Сейчас, по мнению ингушских активистов, планируется реставрация еще в трех городах. Как признается Албаков, зачем-то выбраны те, которые сохранились лучше других.

Между тем активисты хотят, чтобы проекты будущих реставраций обсуждались с участием ингушских ученых, общественных деятелей и экспертов ЮНЕСКО. В ходе такого обсуждения можно было бы пересмотреть проекты и выработать требования к исполнителям в соответствии в мировыми практиками реставрационных работ.

«Я рад, что эксперты ЮНЕСКО на заседании комиссии выразили несогласие с практикой восстановления башен (по сути — создания новоделов). Но это — только полдела», — говорит борец за ингушское наследие.

«Мы готовимся к новой атаке на наши башни. В трех городах начнут ‘реставрацию’ в 2017-2018 гг», — отмечает Албаков.

Проблема вызвала волну реакции и в сетевом пространстве. Наиболее красноречиво по этому поводу выразился пользователь фейсбука Магомед Гирей: «Судьба наших башен в точности повторяет судьбу нашего народа, с одной лишь разницей — им не ведома причина немилости Аллаха к ним».

 

http://www.kavkazr.com/a/ne-alaniya-tak-bashni/28371052.html

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

 

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение