Меняю «русского» лоббиста на татарского патриота. О чем говорит уход с поста «вице-премьера» Гаджимета Сафаралиева?

Смена главы Комитета Госдумы по делам национальностей – событие знаковое. От лоббиста русского языка Гаджимета Сафаралиева это кресло перешло к Ильдару Гильмутдинову, главному противнику его же законодательных поправок.

Немаловажен и тот факт, что статус председателя Комитета Госдумы приравнен к должности вице-премьера.

Такие перемены наводят на определенные размышления, так как направление деятельности, выбранное Сафаралиевым, выглядело беспроигрышным. Действительно, что еще может быть положительно воспринято большинством населения страны и, соответственно, политической и чиновничьей элиты, как не поддержка русского языка? И, как известно, лишь две республики выразили свое несогласие сего законодательными предложениями Сафаралиева – Татарстан и Северная Осетия.

«Думский упрямец»

Языковое противостояние в России с каждым годом нарастает. По данным РИА «Дербент», оно связано с положением государственных языков в республиках. Во многих из них государственные языки в обязательном порядке изучается всеми учащимися общеобразовательных школ, что, безусловно, полностью соответствует федеральному и региональному законодательству в этой сфере. Однако данные обстоятельства вызвали сильный протест у русского населения этих республик, которое организовало целые движения против обязательного изучения государственных языков.




Еще большее недовольство у протестующих вызывает дискриминационный, на их взгляд, подход в распределении учебных часов, выделенных на изучение русского и второго государственного языков республики, а также отсутствие возможности выбрать русский язык в качестве родного.

Именно придание русскому языку статуса родного языка стало главной и единственной серьезной задачей Сафаралиева на своем посту. За чрезмерное желание решить этот вопрос Гаджимета Керимовича прозвали думским упрямцем.

В то же время Сафаралиев являлся депутатом от Дагестана и должен был бы учитывать языковые и прочие права и интересы дагестанского и кавказского (обеспечивал триумф «Единой России» на выборах в Госдуму на территории всего Северного Кавказа) населения в своей деятельности, чего сделано не было. Наоборот, многие журналисты, лингвисты и вовсе дали резко отрицательную оценку его популистским действиям, которые на их взгляд, еще сильнее ухудшат положение языков народов России.

«Родной» ли депутат?

В этой связи интересно сравнить Гаджимета Сафаралиева и Ильдара Гильмутдинова. Можно сказать, что на политическом поле они занимают противоположные позиции. Гильмутдинов – возглавляет Федеральную национально-культурную автономию татар и не стесняется отстаивать интересы своего народа, а этнический лезгин Сафаралиев все время сознательно дистанцировался не только от Федеральной лезгинской национально-культурной автономии, но и вообще от лезгинской проблематики.

В 2006 году в Государственной Думе состоялся «круглый стол» на тему «Национально-культурные особенности развития народов Южного Дагестана» с участием депутатов и ведущих экспертов. По иронии судьбы зал располагался напротив кабинета Сафаралиева, который будучи приглашенным даже не заглянул туда.

Единственный раз Сафаралиев проявил активность в 2014 году, когда отправил депутатские запросы в Минприроды и МИД РФ. Но даже эта инициатива (которая, судя по всему, исходила не от него) выглядела отстраненной, да и не принесла результатов, так как Сафаралиев никаких дальнейших действий не предпринял.

Сафаралиев даже не встречался с местными жителями Присамурья , как это сделали ФЛНКА и его коллега – депутат Госдумы Мамед Абасов. А его запросы выглядели на их фоне лишь попыткой показать свою формальную реакцию на актуальный вопрос, а не реальное желание включиться в проблему и совместно со всеми разрешить ее.

Да и все остальные резонансные события, участниками которых оказались дагестанцы, такие, как беспорядки на Манежной площади, инцидент с «нестрелявшей свадьбой», где Сафаралиев мог себя проявить в качестве депутата и высказать собственный взгляд на проблему, в итоге обходились без его участия. Поэтому, мягко говоря, особой популярностью у лезгин, да и у большинства дагестанцев Сафаралиев не пользуется.

Лишь последнее нашумевшее событие по делу Мурада Рагимова не оставило равнодушным Гаджимета Сафаралиева. Согласно договоренности с президентом ФЛНКА Арифом Керимовым депутат направил официальное обращение на имя заместителя Генерального прокурора РФ Виктора Гриня, а также на имя руководителей ключевых ведомств, в компетенцию которых входит рассматриваемое дело. Это обстоятельство закладывает определенную надежду на то, что депутат начнет реагировать и на другие события, затрагивающие Дагестан и дагестанцев.

Вместе со своим народом

При рассмотрении фигуры Гильмутдинова бросается в глаза то, что он входит в ту часть татарской элиты, которая не только настойчиво отстаивает принципы федерализма и занимается защитой татарского языка, но и озабочена вопросом сохранения родного языка у татар, проживающих за пределами республики.

Татарстан – единственный регион, который пока сохранил для должности главы республики название «президент». И это несмотря на огромное давление со стороны федеральных чиновников. Также Татарстан находится в авангарде борьбы за языковые права народов России, за поддержание полноценного статуса государственного языка республики, равного русскому в своих границах.

Смена ориентира

Тот факт, что Гильмутдинов, как наиболее последовательный противник еще большего расширения областей применения русского языка, точнее, замещения русским языком других языков России, возглавил комитет по делам национальностей, видимо, не случаен.

Он может свидетельствовать о том, что Кремль начинает отходить от популистских шагов, которые могут создать серьезные противоречия в этноязыковой сфере и стать почвой для роста нестабильности в республиках. А, вот, желание понравиться властям своей чрезмерной лояльностью, наносящей вред сохранению этнического разнообразия и политической ситуации в стране, стало для него приторным и неприемлемым.

Интересным является также тот факт, что оба депутата входят во фракцию «Единая Россия». Но имеющиеся заслуги Сафаралиева по укреплению позиции партии власти в Дагестане оказались неоцененными властью. Это может быть связано с тем, что, федеральные власти прекрасно осведомлены о реальной ситуации в Дагестане, где, несмотря на результаты голосования, многие дагестанцы оказались возмущены открытыми фальсификациями и беспрецедентным административным давлением на прошедших выборах в Госдуму.

Лучше быть патриотом, чем популистом

В итоге получилось, что готовность отстаивать свое мнение, даже если оно не соответствует «генеральной линии», и сохранять собственное достоинство («региональное», «национальное») уже не воспринимается Кремлем как некая проблема. Мы видим, что интересы Татарстана и Казани находят поддержку и понимание у федеральных властей, с ними считаются. В свою очередь и татарская элита внесла свой вклад в снижение конфликтной ситуации с крымскими татарами после присоединения Крыма к России и помогает выстраивать конструктивные отношения с Турцией.

В то же время желание угодить и всеми способами показать максимальную лояльность к властям, уже не воспринимается как положительный факт, особенно на фоне роста нестабильности в родном регионе. То есть Кремлю нужны сильные политические фигуры и, пусть, они будут непростыми в общении, зато готовыми решать сложные вопросы, а простые функционеры могут приносить пользу и на неруководящих позициях.

Поэтому мы видим, что самостоятельные политики, получают кресло главы Комитета в Госдуме, а лояльные функционеры, наоборот, оказываются разжалованными в рядовые депутаты.

Амиль Саркаров

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

 

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение