Максим Шевченко о том, что осталось за скобками встречи с дальнобойщиками

Для встречи с участниками стачки против системы «Платон» Дагестан посетил главный редактор портала КАВПОЛИТ, член 2-х президентских советов Максим Шевченко.

Для РИА «Дербент» журналист рассказал о причинах встречи, а также о том, что осталось за кадром вчерашнего мероприятия.

 

Началось с комедии от силовиков

Со слов Максима Шевченко, встреча с инициативной группой дальнобойщиков в составе примерно 15-ти человек состоялась в одном из кафе, расположенных на Манасском кольце.

Серьезный разговор на острую тему сопровождался комедией в исполнении сотрудников силовых структур. Вокруг нас ходили их агенты. Нас снимали на камеры и телефоны. То заглядывали в кафе, то выходили. Какой-то подполковник несколько раз заходил, чтобы снимать нас. Все это не могло не вызвать искренний смех и улыбку у меня и моих собеседников.




Я увидел цвет республики

Дальнобойщики — очень серьезные, профессиональные, высокоорганизованные, очень дисциплинированные и технологичные люди. Здесь весь Дагестан. После разговора в кафе мы пошли на круг, где собрались тысячи людей. Весь цвет республики. Лучшие мужчины. Сильные, непьющие, многодетные мужчины Дагестана, кормящие свои семьи.

Я увидел перед собой весь Дагестан – Юждаг и нагорный Дагестан, даргинцев и кумыков, ногайцев и лакцев. Все были вместе, все были как братья.

При этом каждую проезжающую по трассе дальнобойную машину они встречали свистом. Дальнобойщики считают их штрейхбрейкерами и предателями.

 

«Платон» – система разорения и угнетения

Меня ждала беседа с грамотными, профессиональными людьми, которые мне по пунктам разложили, почему они считают систему налогов, которыми их обложили со всех сторон, системой экономического угнетения и полного разорения их бизнеса, а, стало быть, и экономической основы их жизни.

Водители рассказали, что в России существует несколько способов получать деньги с дальнобойщиков. Первый – это система «Платон», который не так давно был введен и благодаря которому они, мало того что платят за каждый километр, так еще оплачивают огромные штрафы.

Один из дальнобойщиков показал мне квитанцию на штраф в размере 300 тысяч рублей. Когда он пытался оплатить его через терминал МВД, то этот терминал МВД предложил ему оплатить уже 400 тысяч рублей. Представьте сами, что такое для дагестанца, не миллиардера, не чиновника, а обычного работяги эти 400 тысяч рублей. Это полное разорение.

Второе – это акциз на дизельное топливо. Плюс семь рублей сверху. Третье – это транспортный налог. Это три вида налога, которыми они облагаются.

И вроде как все законно. Однако при детальном изучении понимаешь, что все эти сборы идут в карманы разных групп чиновников. Как известно, транспортный налог идет в пользу Автодора, акциз на топливо идет государству, которое потом также перечисляет Автодору. Система «Платон» работает непонятно как.

Дальнобойщики считают, что это очень много, и делает их бизнес абсолютно нерентабельным. Дело не в том, что они загружают, не загружают или перегружают свои фуры.

Дальнобойщики требуют вменяемого отношения к себе

Как мне объяснили, водители не могут в полной мере отвечать за весовые параметры груза, поскольку грузоотправитель, загружая машину, в квитанции пишет, допустим, 10 тонн, а реально загружает 15 тонн.

А дальнобойщик не может даже это перевесить, пока не доедет до штрафного пункта ГИБДД, где ему скажут, что у него перегруз, благодаря каким-то лазерным весам в асфальте, которые заметят этот осевой перегруз. В итоге он получает огромный, чудовищный штраф.

Они хотят вменяемого человеческого отношения к себе от государства. Они вообще считают, что достаточно лишь акциза на топливо. Как я понимаю, они готовы даже рассмотреть повышение акциза.

При этом они хотят быть уверенными в том, что деньги, идущие на реконструкцию дорог, идут не на обогащение чиновников. Как мы это можем наблюдать в Дагестане, где в разное время руководители Дагавтодора стали миллиардерами, а дороги пребывают в таком состоянии, что о них можно только с хохотом говорить. Что мы вчера и делали вместе с дальнобойщиками.

Протест против «Платон» — свидетельство недоверия к власти

Не являясь специалистом в этом вопросе, я могу только опираться на мнение людей. Они считают, что эти поборы излишние. Главная претензия протестующих – они не уверены, что все сборы пойдут на ремонт дорог. Это свидетельство недоверия к государству.

Водители резонно отмечают, что, несмотря на сбор транспортного налога и акциза на топливо, дороги остаются плохими. Кто им докажет, что, если они будут платить «Платон» сверху, дорога станет лучше?

Дальнобойщики задаются вопросом, сколько денег нужно государству, чтобы дороги стали нормальными? Как должны наесться чиновники и их родственники, чтобы дороги были нормальными? Это их главный аргумент.

Я не очень разбираюсь в деталях, но этот аргумент мне понятен. Это на самом деле недоверие к чиновничьей элите в том, что эта элита будет расходовать народные деньги должным образом, а не укладывать в свой карман.

Это можно считать политической составляющей протеста. Вся суть недовольства «Платоном» — абсолютное неверие в то, что эти деньги будут израсходованы по назначению. Это неверие основано на жизненном опыте дагестанцев.

 

Власти Дагестана хотят рассорить трудящихся республики

Дальнобойщиков очень сильно оскорбило, что за 24 дня протестов никто из чиновников с ними не встретился, только 18 апреля, в 9 утра, вице-премьер РД Шамиль Исаев и депутат ГД Гаджимет Сафаралиев с ними посидели полчаса.

Уверен, это случилось только потому, что они знали о моем приезде. Почему-то раньше они не встречались, хотя у Дагестана есть 9 депутатов Госдумы, которые могли бы приехать и переговорить с дальнобойщиками. Люди-то не чужие, все родные.

Сейчас на дальнобойщиков республики пытаются оказать давление, мол, капуста в Левашинском районе гибнет и т.п. Однако все это лицемерие местных правящих элит.

Всем известно, что именно они довели тот же Левашинский район до маразма, в котором он пребывает и который мог каждый увидеть. Теперь же они хотят поссорить трудящихся сельхозработников с дальнобойщиками.

Протест в Дагестане абсолютно нормальный

Считаю, что эта акция имеет абсолютно нормальные, законные формы, это совершенно не политизированный, европейский протест, который я много раз наблюдал в Европе.

Когда мы говорим о европейских ценностях, надо понимать, что речь идет о правах и свободах, а не о роскоши, в которой купается правящая верхушка. В частности, о гражданских свободах и профессиональных правах эти права защищать.

Дальнобойщики Дагестана оказались самой прогрессивной, демократической, европейской часть российского трудового и человеческого пространства. Я горжусь, что знаком с этими людьми.

 

У дальнобойщиков нет политических требований

Любой экономический протест так или иначе становится политическим. Экономика является частью политики. Требование об отставке Правительства является нормальным. Многие политические силы, в том числе думские партии, известные экономисты и политологи, озвучивают эти требования. В этом нет ничего чрезвычайного.

Я не слышал от дагестанцев, чтобы они требовали отставки правительства. Они требуют контроля над распределением средств, контроля над тем, чтобы средства, которые у них собирают, с их труда и бизнеса шли по назначению. Чтобы они на самом деле шли на дороги. Водители не понимают, почему сначала нужно собрать деньги, а потом начать дороги ремонтировать.

По мнению протестующих, собрано столько денег, что дороги должны сверкать бриллиантовыми обочинами. Но дороги в Дагестане сами знаете какие, оставляют желать лучшего.

Параллельно с этим, дальнобойщиков обвиняют в политизации вопроса, в частности в пособничестве Навальному, хотя они даже понятия не имеют, кто это такой.

 

Омар Гаджиев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Максим Шевченко о том, что осталось за скобками встречи с дальнобойщиками

1 комментарий

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

 

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение