Фахраддин Абосзода: Лавров раскрыл тайну Алиева

Новогодние сюрпризы для Азербайджана от России

17 января в Москве прошла большая пресс-конференция министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова по итогам прошедшего года. В ходе этой пресс-конференции Лавров ответил, в том числе, и на вопрос журналиста одного из азербайджанских телеканалов: «Какова будет позиция России в случае начала контртеррористической операции на оккупированных территориях, в случаях «чистки» азербайджанской территории от оккупационных сил и прочих криминальных элементов, закроет ли Россия на это глаза, будет ли вмешиваться во внутренние дела Азербайджана?».

Отметим, что в течение всех последних лет в Баку многие часто возмущались, почему же аккредитованные в Москве журналисты азербайджанских СМИ не могут задать интересующие весь азербайджанский народ вопросы на пресс-конференциях президента России Владимира Путина или главы МИД Сергея Лаврова? Вот, наконец, им выпала такая возможность, они задали свой вопрос, и получили ответ на него: Лавров заявил, что «это уже не является чем-то абстрактным, что проведение силовых операций и боевых действий на территории Нагорного Карабаха не является внутренним делом Азербайджана».

Как и следовало ожидать, многочисленная армия пропагандистов Ильхама Алиева подняла пропагандистскую шумиху вокруг заявления Лаврова, обвиняя и оскорбляя его и вместе с ним всю Россию во всех смертных грехах в отношении Азербайджана. Я надеюсь, наши читатели уже успели ознакомиться с этими оскорбительными выпадами в адрес Лаврова, и поэтому не буду детально анализировать их. Вместе этого я постараюсь объяснить, что же в самом деле означают слова Лаврова в переводе с дипломатического на более простой язык. Одновременно с этим я выскажу свои соображения по поводу того, почему он именно сейчас решил выступить с таким заявлением.

Итак, почему карабахский вопрос не может считаться внутренним делом Азербайджана?




Имеется два ответа на этот вопрос. Во-первых, с точки зрения международного гуманитарного права это так и есть. В этом смысле в словах Лаврова нет никакой сенсации. В статье 4 Дополнительного протокола к международному гуманитарному праву от 1977 года черным по белому написано, что «вооруженные конфликты, в которых народы ведут борьбу против колониального господства и иностранной оккупации и против расистских режимов в осуществление своего права на самоопределение», подпадают под действие права, относящегося к международным вооруженным конфликтам.

То, что Карабах (также и Талышистан) был оккупирован в период правления так называемой Азербайджанской демократической республики, причем с помощью Кавказской исламской армии Османской империи, и во второй раз уже большевиками насильно включен в состав Азербайджанской ССР, не является большим секретом. В этом смысле борьба карабахцев за провозглашение независимости изначально была борьбой против оккупации и колониального режима. Далее, если учесть, что за все годы своего существования власти Азербайджана вели политику по уничтожению карабахцев (также и других коренных народов этой земли), то эта борьба является и борьбой против расисма в облике пантюркизма. В этом смысле карабахский конфликт с точки зрения международного гуманитарного права является международным конфликтом.

Главной бедой пропагандистов Алиева является то, что они либо не знают об этом, либо же знают, но не хотят, чтобы рядовые граждане Азербайджана знали об этих нормах международного гуманитарного права.

Во-вторых, если внимательно присмотреться к действиям руководства Азербайджана за все годы конфликта, выясняется, что оно само сделало все для того, чтобы карабахский конфликт приобрел международный характер и тем самым частично вышел из юрисдикции Азербайджана. Чтобы этот вопрос до конца остался «внутренним делом» Азербайджана, его руководству следовало бы пойти на переговоры со Степанакертом и любой ценой найти общий язык с населением Арцаха. Несмотря на то, что под Бишкекскими протоколами от 1994 года по прекрашению огня стояла также и подпись Степанакерта, что означает, что уже тогда Азербайджан де-факто признал Арцах как самостоятельного субъекта международного права, в дальнейшем Баку всячески выступал против участия Степанакерта в переговорах по Карабаху. В Азербайджане этот конфликт окрестили как «армяно-азербайджанский» и стали вести переговоры только с Арменией, видимо, в надежде на то, что Баку все же удастся доказать международному сообществу, что настоящим агрессором является Армения. Но в Баку с самого начала не поняли, что это является ловушкой для Азербайджана, так как участие в этом конфликте двух самостоятельных субъектов международного права, т.е. Армении и Азербайджана, само по себе означает, что конфликт выходит из юрисдикции Азербайджана и приобретает международный характер.

Далее, отец нынешнего президента — Гейдар Алиев буквально перетащил этот вопрос на международные площадки. Он добился того, чтобы СБ ООН принял известные резолюции по Карабаху. Отметим, что все эти резолюции давно уже заблокированы, причем из-за нарушения азербайджанской стороной перемирия на линии фронта. Вот почему все ссылки азербайджанской стороны на эти резолюции сегодня остаются гласом в пустыне.

После этих резолюций азербайджанское руководство перевело вопрос на европейские структуры и начало работать с ними. Сын Гейдара Алиева Ильхам, скорее, в надежде на то, что с помощью своей икорной дипломатии и путем подкупа европейских чиновников разного ранга сможет изменить ход событий в свою пользу, усилил работу именно на этом направлении. В итоге сегодня мы наблюдаем юридический казус: резолюции по Карабаху принял СБ ООН, а решением этого вопроса занимается Минская группа ОБСЕ.

Отметим, что руководство Азербайджана вовсе не от хорошей жизни обратилось к международным и европейским организациям за помощью в решении карабахского конфликта. В 1994 году стало ясно, что Азербайджан не в силах приостановить продвижение карабахской армии вглубь страны. Доказательством тому является тогдашнее заявление Г. Алиева о том, что «этот народ (т.е. азербайджанский) не умеет воевать» (это было второе признание неспособности населения Азербайджана вести боевые операции. Первый раз об этом заявили в 1918 году руководители Азербайджанской демократической республики. Тогда они, заплатив своим турецким собратьям 28 тыс. золотых рублей, надеялись, что с их помощью смогут решить свои территориальные проблемы). Скорее, Г. Алиев тоже надеялся, что «заграница нам поможет». Но тем самым он согласился на то, чтобы Азербайджан добровольно уступил часть своего суверенитета международным организациям. Об этом в мире знают все. А в самом Азербайджане правительство делает все для того, чтобы граждане страны не знали об этом провале азербайджанской дипломатии.   

Обратите внимание еще на одно недоразумение: за 14 лет своего президентства Ильхам Алиев ни разу не счел нужным информировать население страны о содержании проведенных переговоров по данному вопросу. Ни один из подписанных им документов по карабахскому конфликту до сих пор не предан огласке. Граждане страны не знают, о чем ведутся переговоры и какие результаты достигнуты на данный момент. И это относится не только к Карабаху. По большому счету, мнение народа мало интересует Алиева, если вообще интересует. Не об этом ли говорит то, что за годы своего президентства Алиев ни разу не отвечал на вопросы местных журналистов, не давал им интервью, не провел ни одну пресс-конференцию для местных журналистов?..

Итак, на первый взгляд, нет ничего неординарного и тем более сенсационного в словах Сергея Лаврова. Ведь он всего-навсего раскрыл тайнуАлиева. Тем самым он решил открыть глаза граждан Азербайджана, чтобы они знали, где истина, а где ложь. Именно это больше всего пугает власти Азербайджана. При этом смешно говорить о том, что якобы азербайджанский журналист своим вопросом «спровоцировал Лаврова». Он же не вчерашний выпускник МГИМО, чтобы кто-то смог спровоцировать его на какие-нибудь необдуманные действия или эмоциональные высказывания. Лавров — опытный дипломат с многолетним стажем, он хорошо знает, что и когда можно и нужно  говорить.

В таком случае возникает вполне логичный вопрос: почему именно сейчас Лавров решил раскрыть тайну Алиева? Я бы на месте бакинских политиков и журналистов обратил свое внимание именно на это, а не стал бы выступать с оскорблениями в адрес российского министра.

В течение всех последних лет многие знатоки региона Южного Кавказа неоднократно намекали азербайджанским политикам и журналистам, что проблемы отдельных регионов международным сообществом решаются, как говорится, в порядке общей очереди, в зависимости от их важности для всего мироустройства. В их публикациях четко было указано, что пока в центре внимания мирового сообщества находится Ближний Восток и борьба с исламским терроризмом. В таких условиях великим державам и международным организациям было не до Карабаха. Стало быть, Азербайджану, хочет он этого или нет, приходится ждать «свою очередь».

В этом контексте слова Лаврова являются ясным намеком на то, что основные проблемы в Сирии уже решены или находятся на стадии разрешения — в крайнем случае, между Россией, Турцией и Ираном имеются четкие договоренности по данному поводу. Настало время на полном серьезе говорить о карабахском вопросе и в целом о судьбе Азербайджана. Исходя из этого, я бы посоветовал азербайджанским журналистам, аналитикам и политикам обратить серьезное внимание на слова бывшего посла Азербайджана в Евросоюзе и Организации Исламского сотрудничества Арифа Мамедова. Он пишет [1]: «Трагедия заключается в том, что внешняя политика властей Азербайджана потерпела фиаско по всем направлениям. Эта власть сама превратилась в опасность для геополитических интересов и безопасности Азербайджана. С этой властью мы можем потерять не только Карабах, но и свою государственную независимость».

P.S.: Как сообщают СМИ, российский корреспондент телеканала Lider TV Анар Гасанов (на фото на главной странице сайта), задавший вопрос Сергею Лаврову, уволен. Способен ли Баку на какую-либо иную реакцию, кроме репрессивной?.

Источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

 

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение