Как спрятать проблему. Комментарий к обстоятельствам скандала вокруг передачи на РГВК «Главная тема с Алексеем Казаком»

Статья «Провокация от дилетанта» Магомеда Мусаева (№1 от 22 июля 2015) очень далека от аналитики. Очень. В воскресенье, 16 августа, на РГВК «Дагестан» будет показан 20­й, юбилейный выпуск передачи «Главная тема с Алексеем Казаком», а Магомед Мусаев все смакует подробности старого, 14­го выпуска, вышедшего 5 июля 2015 года.

 

Чем же он так задел автора? Тем, что он был посвящен правоохранительным органам и представил их в нелицеприятном свете, точнее, в том свете, который соответствует действительности. В статье Мусаева обсуждается многое – происхождение и личность Алексея Казака, грамматические погрешности в его текстах в социальных сетях, манера ведения эфира, а обсуждение проблемы милицейского произвола плавно переходит в описание успехов полиции. Давайте вместе пройдемся по тексту статьи.

Кланы и борьба с ними

Действительно, «до сих пор проявление клановой активности существует и продолжает оказывать значительное влияние на все стороны жизни республики». Да, кланы в Дагестане были, есть и будут, причем уходящий по тем или иным причинам в политическое или физическое небытие клан автоматически замещается другим. Арестовывают одиозного главу одного муниципального образования, и в эти же дни на место главы другого города назначается не менее печально известный «политик».




Влияние на все стороны жизни республики кланов автор преувеличивает. Нам, рядовым дагестанцам, большой разницы нет, представитель какой семьи, член какого клана ворует наши и государственные деньги, ездит с кортежами и перекрывает нам дороги.

Автор предлагает в качестве критерия достижения позитивного результата «строгое неукоснительное соблюдение законности». Извините, где Дагестан и где соблюдение законности? Когда в Дагестане эта законность соблюдалась? «К этому медленно, но верно, движется Дагестан». Замечу, ооочень медленно!

Статья Мусаева изобилует пустыми словами и фразами, голословными утверждениями, ни к чему не ведущими: «мнимые доброхоты, самопровозглашенные «поборники справедливости», такие защитники». Магомед Мусаев обвиняет Алексея Казака в некомпетентности по принципу «сам дурак», не приводя никаких серьезных доводов.

Главная тема

«Увы, когда за столь непростую тему берется человек, который без внятно аргументированных оснований вдруг посчитал себя журналистом, то вместо серьезного обсуждения выходит фарс». И начинается многословное обсуждение грамотности Алексея Казака. И только после этого, когда читатель достаточно утомлен, Мусаев переходит к основному – к самой передаче «Главная тема», на которой обсуждались «факты пыток и избиений». Факты пыток и избиений – только одна из тем, обсуждавшихся в студии РГВК «Дагестан», и не самая большая часть.

«Кроме устных утверждений гостей, доказательств полицейского произвола не было». Какие доказательства хотел увидеть уважаемый Магомед Мусаев, когда женщина, о которой рассказывалось в передаче, вдова известного дагестанского врача Зейнаб Миркиева уже второй месяц находилась в местах не столь отдаленных и имела возможность общаться с родственниками только через адвоката?

Ни в чем не повинную пожилую женщину увезли из дома в неизвестном направлении и только на вторые сутки объявили обыскавшим все больницы и морги родственникам, что она арестована. Зейнаб Миркиеву обвинили в убийстве согласно выбитым силой показаниям давно арестованного реального убийцы, допрос с пристрастием которого был проведен только после ее задержания.

Какие доказательства допросов с пристрастием могут быть, кроме слов самой Миркиевой и слов адвоката, который мог ее увидеть? Какие доказательства пыток реального убийцы могут быть, кроме его слов и просьб, высказанных адвокату?

«Там присутствовала лишь одна сторона потенциальной дискуссии». Перед записью каждого эфира Алексей Казак объявляет тему, которая на нем будет обсуждаться и приглашает всех желающих. Работники МВД могли принять в нем участие. Видимо, не захотели.

Кстати, о профессионализме. Для Дагестана формат передачи, в которую приглашаются все желающие и каждый имеет возможность высказать свою проблему или свое мнение на всеуслышание республикой, не только необычен, он просто невероятен. Отметим, что на эту передачу не попали все желающие, желающие поддержать Зейнаб Миркиеву, ­ ее друзья, соседи, родственники. Они не уместились в помещении студии, где шла запись передачи.

«Было анонсировано участие в качестве гостя экс­заместителя начальника управления по экономической безопасности МВД Дагестана Сергея Кислицкого. Но легко выяснить из открытых источников, что подполковник полиции Сергей Кислицын был уволен из ведомства в ноябре 2013 года… за вождение авто в нетрезвом виде». Если мы обсуждаем телепередачу, надо хотя бы для начала ее посмотреть, и посмотреть внимательно. Да, был заявлен «экс­заместитель». Переведу для Магомеда Мусаева – «бывший заместитель». Тут какая­то неточность?

А в ходе передачи было рассказано, как состоялось задержание Сергея Кислицына, как его скрутили доблестные работники полиции и буквально влили в горло бутылку водки, и только после этого под конвоем отвезли на медицинское освидетельствование. То ли он мешал кому­то, то ли должность его нужна. Бог весть…

Обсуждение

Далее Магомед Мусаев пространно говорит о других персонах в студии, имеющих отношение к структуре МВД. «На поверку они оказывались лицами, «обиженными» его руководством». Приглашались в студию и действующие работники МВД. И в ходе передачи Алексей не раз говорил, обращаясь к зрителям – работникам МВД: «Приходите, если вы заинтересованы в выяснении истины, доказывайте свою правду».

Автор статьи высказывает сомнение: «Возможно, факты настолько вопиющи, и ситуация в Дагестане настолько опасна, что нужно было действовать именно так и никак иначе? Да ничего подобного».

Вернусь к судьбе Зейнаб Миркиевой, о которой шла речь в передаче. Она спокойно жила в доме 12 на улице Пархоменко со старой матерью, детьми и внуками, обшивала соседей. Зейнаб воспитала троих детей, двое из которых ей не родные. С детства она приучила детей называть ее Зиной и относилась ко всем детям одинаково. Соседи, родственники и друзья ценят ее, она из тех, кто умеет дружить и любит помогать людям. Зейнаб Миркиева, единственная из всех соседей, поддерживала добрососедские отношения с Миясат Дондамаевой, которая часто вечерами заходила к Зейнаб в гости, ужинала у нее. Неуживчивая Миясат, оставшись в свое время наследницей своих родителей, выгнала из дому своих родных братьев и сестер.

Отношения Миясат и Зейнаб были настолько хорошими, что у Зейнаб хранились ключи от двора Миясат, и Зейнаб заходила иногда рвать траву для своих кур. Как­то, в середине марта, утром Зейнаб зашла во двор к Миясат и обнаружила ее убитой. Сразу Зейнаб вызвала полицию и оповестила соседей.

Убийцу нашли довольно быстро. Им оказался рабочий, производивший ремонт в доме Миясат, человек, ни одного дня не учившийся в школе, который провел 12 лет в тюрьме за убийство и имеет определенные психические болезни. Он признает свою вину. Через два с половиной месяца после убийства арестовывают Зейнаб Миркиеву и обвиняют в том, что убийство произошло по ее заказу.

Не дай бог никому оказаться на месте Зейнаб и ее родственников. Не дай бог невиновному человеку даже одну минуту провести за решеткой. Отсутствие доказательств ее участия в убийстве, применение незаконных мер со стороны следователя ­ это ли не причина для того, чтобы искать все возможные способы для ее освобождения?

Выводы

Далее Магомед Мусаев начинает пространно исследовать биографию Алексея Казака, выяснять круг его друзей, обвинять его в клевете, сравнивать телеканал РГВК с федеральными новомодными каналами с набором «сенсаций­тайн­загадок».

Ни одного возражения по существу нет в статье Мусаева. Отмечу, что в течение передачи не прозвучало ни одного общего слова. Участники передачи говорили о конкретных случаях незаконных задержаний, пыток.

Автор переходит к статистике. Действительно, в Дагестане полтора года как не случалось террористических актов. В Дагестане идет постоянная работа по поиску и нейтрализации вооруженных религиозных экстремистов. В Дагестане более чем в три раза уровень преступности ниже, чем в целом по России.

Но все позитивное в работе МВД может быть перечеркнуто одним актом произвола, таким, как обвинение Зейнаб Миркиевой в убийстве. В поисках справедливости ее родственники предпринимают все возможные шаги, и мы надеемся, что правда восторжествует. Чем раньше, тем лучше.

Автора очень интересует: передача о злоупотреблениях в МВД – чья это «заказуха»? Отвечу: основной темой передачи «Главная тема с Алексеем Казаком», посвященной произволу полиции, была судьба незаконно арестованной Зейнаб Миркиевы. Цель этой передачи – добиться справедливости и освобождения Зейнаб. И найти настоящих заказчиков убийства.

Арип АХМЕДХАНОВ

«Настоящее Время – Аналитика», №3 от 13 августа 2015

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

 

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение