Даргинская и лезгинская консолидация против Абдулатипова

Смена мэров Махачкалы и Дербента – иллюзия обновления при кадровом голоде.Магомед Сулейманов написал заявление об отставке, а команду Имама Яралиева лишают ключевых игроков… Не проходит и дня, чтобы из Дагестана не приходили самые горячие новости о новых политических столкновениях и битвах.

Параллельно в республике идут громкие отставки и назначения на районных уровнях и на уровне периферийных городов, таких как Дагестанские огни и Южно-Сухокумск. Однако вся эта кадровая чехарда не может скрыть от глаз экспертов главной проблемы республики – острейший кадровый голод.

Махачкала не вписалась в управляемость

Все эти политические баталии последнего года, по данным «Черновика», связана с острым желанием руководства Дагестана обеспечить полный контроль и управляемость всеми уровнями власти и всеми уголками республики.




Как выяснила газета, Магомед Сулейманов, которого Рамазан Абдулатипов торжественно и публично облачил своим доверием на временное исполнение обязанностей главы дагестанской столицы, вдруг начал требовать себе большей самостоятельности.

Сулейманов начал показывать свое несогласие с тем, что к нему в команду на ключевые позиции начали подсаживать людей, ориентированных исключительно на главу республики Рамазана Абдулатипова и спикера парламента Хизри Шихсаидова.

В этой ситуации, Сулейманов, который должен был расчищать мэрию Махачкалы от людей прежнего всесильного мэра Саида Амирова, вдруг начал искать с ними точки соприкосновения и обсуждать контуры возможного политического альянса.

Более того, по информации «Черновика», слух, что сын Магомеда Сулейманова встретился в Турции с сыном Саида Амирова и обсудил с ним ситуацию в Махачкале, заставил главу РД форсировать вопрос об отстранении Сулейманова от управления городом.

Пугающая даргинская консолидация

Возможно здесь сыграл не последнюю роль фактор даргинского взаимопритяжения двух политических фигур в период противостояния с натиском Рамазана Абдулатипова (аварец). Дело в том, что и Саид Амиров, и Магомед Сулейманов родом из одного даргинского Левашинского района.

Противостояние Абдулатипова и Сулейманова из-за нежелания последнего уходить в отставку дошло до того, что Сулейманову аннулировали пропуск на служебный автомобиль для въезда на территорию мэрии, и начали отправлять на переговоры с ним одну влиятельную фигуру за другой.

По итогам этих переговоров, завершившихся на территории Абдулатипова в Белом доме, появилась информация, что Сулейманов всё-таки подписал заявление об уходе с поста врио главы администрации Махачкалы, но не с 1 августа, как хотел он, а с 10 июля, — сообщает «Черновик».

По данным газеты, конфликтующие стороны договорились, что стороны вернутся на прежние позиции: «Магомед Сулейманов снова вернётся в Медстрах республики, его брат, Абдулмеджид Сулейманов, возглавит Избербаш, а неустойка Абдулатипова (определённого рода обязательства в период назначения Сулейманова и. о. главы администрации Махачкалы) – забывается…»

Дербент не вписался в управляемость

В принципе, с некоторыми оговорками, примерно таковы же причины политической атаки команды Абдулатипова, развернутой и на вторую столицу Дагестана – город Дербент. Глава города Имам Яралиев, опираясь на поддержку лезгинских фигур в Дагестане и Москве, играет в городе свою партию.

Абдулатипова излишняя, на его взгляд, самостоятельность главы южного города не может устраивать априори. Поскольку Абдулатипов пришел в республику с четкой установкой единовластия: «Заниматься реальной политикой в республике должен только один человек».

Этот стиль управления пытается копировать стиль управления Россией со стороны Владимира Путина, который разогнал всех несогласных с этой формулой. Причем несогласные фигуры типа Гусинского и Березовского вынуждены были бежать из России, а фигуры типа Ходорковского поменять свои офисы на тюремные камеры.

Однако этот стиль управления полностью перечеркивает прежний формат управления многонациональной республикой, заложенный Магомедали Магомедовым. Напомним, что его стиль управления основывался на учете интересов разных групп влияния и политических тяжеловесов.

Оттого, влиятельные лезгинские, кумыские, лакские и иные политики с собственными сферами влияния вписывались в управленческую модель Магомедали Магомедова, а управленческую модель Абдулатипова не вписываются.

Пугающая лезгинская консолидация

На этом фоне Имам Яралиев, который в своем длительном противостоянии с командой Абдулатипова ищет дополнительной опоры в консолидированной под него команде лезгинских влиятельных фигур, пугает руководство республики.

Еще более пугающим для Абдулатипова является тот факт, что, несмотря на все попытки Махачкалы инициировать новые линии противостояния в Южном Дагестане – между лезгинами и табасаранцами, между лезгинами и азербайджанцами – там набирают обороты другие тренды.

С одной стороны Имаму Яралиеву до недавнего времени удавалось включать в свою команду представителей азербайджанской и табасаранской национальности, создавая таким образом интернациональный фронт противостояния диктату Махачкалы.

Именно на раскол этого интернационального фронта и направлены, по последним данным, недавние громкие задержания в Дербенте двух братьев-азербайджанцев – Эльхана Казимова и Надыра Казимова. Которые по данным СМИ, входили в команду Яралиева.

Кроме того, Яралиев на фоне длительного противостояния с Махачкалой, начал приобретать образ не только лидера лезгинских групп влияния. Но вокруг него начали консолидироваться многие другие руководители районов, не согласные со стилем управления Абдулатипова.

То есть, длительная война начала превращать Яралиева в альтернативный центр политической консолидации не только лезгинских фигур, но и более интернационального фронта несогласных, включая и глав некоторых даргинских районов. Именно против них и будет направлен следующий удар Махачкалы.

Кадровый голод при необходимости форсированного обновления

На этом фоне тотальных чисток неугодных глав и чиновников все острее проступает основная проблема политического поля Дагестана – глубокий управленческий кризис и страшный кадровый голод, практически полностью исключающий появление новых лиц на политическом поле.

Рамазан Абдулатипов, который пришел в Дагестан под флагами полного обновления политического поля, уже который год занимается перетасовкой колоды старых кадров, сформировавшихся еще при Магомедали Магомедове.

Хизри Шихсаидов, Абдусамад Гамидов, Магомед Сулейманов, Имам Яралиев, Азади Рагимов, Эсенбулат Магомедов – кроме этих фигур Абдулатипову некем больше оперировать в своих кадровых назначениях.

По нашим сведениям, в первый год своего прихода в Дагестан Рамазан Абдулатипов по настоянию команды дагестанского олигарха Зиявудина Магомедова привлек к поиску новых управленческих кадров элитное рекрутинговое агентство WardHowell.

СпециалистыWardHowellначали подыскивать для Абдулатипова самые профессиональные управленческие кадры из числа молодых дагестанцев, состоявшихся в разных сферах за пределами Дагестана – в Москве, Петербурге, странах Западной Европы.

Однако, вскоре эта программа была полностью свернута. Отчасти оттого, что молодые дагестанские профессионалы не хотели идти в команду Абдулатипова. А в огромной степени из-за того, что они в корне рушили все подходы Абдулатипова к управлению Дагестаном в режиме единоначалия.

Поскольку молодые независимые профессионалы из Москвы и Западной Европы в обмен на свой приход в Дагестан требовали гарантий того, что их не будут ограничивать в свободе их реформаторских и обновленческих инициатив на всех уровнях дагестанской власти.

Невозможность пойти на такие условия заставляет Абдулатипова перетасовывать одни и те же карты в дагестанской политической колоде. А Дагестан уже который год остается отрезанным от самых своих профессиональных сыновей, жаждущих приложить все свои таланты и опыт к форсированному решению застарелых проблем родной республики.

 

http://onkavkaz.com/news/103-darginskaja-i-lezginskaja-konsolidacija-protiv-abdulatipova.html

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

 

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение