Что роднит «культурных» чиновников с ИГИЛ*?

ИГИЛ

Есть чёткое мнение, подкреплённое выводами многих экспертов, что наличие в Нарын-Кале христианского храма мешало очень многим людям, не только в России, но и за её пределами.

История в XXI веке – не только научная дисциплина, но и важный аспект того, что на Западе называют real politics. Любая мелкая деталь может перекроить всю сотканную ранее историческую канву до неузнаваемости, а это отразится на текущем политическом положении региона. Особенно это касается таких регионов, как Северный и Южный Кавказ.

Так случилось с храмом в Нарын-Кале. В документах по предъюбилейным реставрационным работам он превратился в «вырубленный в скале резервуар для воды», возведённый то ли в VII веке, то ли в XVI-м. Финансирование раскопок на месте храма официально не прекратилось, но сами изыскания превратились в фикцию. На научных конференциях по истории древнего Дербента тема храма в Нарын-Кале табуируется. Почему так произошло, хотя о существовании в древней Нарын-Кале христианского храма знают в Дагестане все более-менее культурные люди? Причина – корыстные интересы людей, которые отвечали с дагестанской стороны за организацию и проведение юбилея Дербента.

Превращение христианской святыни в колодец вымарало память о христианском прошлом Нарын-Калы, превращая крепость и сам город в объекты «персидско-азербайджанского» исторического значения. На Иран такая приманка, к счастью, не подействовала. Но зато десакрализацией дербентского храма прельстились обеспеченные финансированием пантюркистские круги из Баку и Анкары.

Стоит обратить внимание: с конца 2014 – начала 2015 года Дербент стал эпицентром провокаций, куда втягивают проживающих в городе азербайджанцев. Самая первая началась с того, что некие неизвестные повалили на дербентском кладбище надгробие с могилы местночтимого шиитского святого Сеида Мир Гафара, а потом подожгли полотно, накрывавшее памятник великому поэту Низами Гянджеви.




Эти акты вандализма были выданы пантюркистским «генштабом» за действия «лезгинских и армянских бандитов», которыми якобы «руководил» тогдашний мэр Дербента Имам Яралиев – лезгин по национальности. Выпады против Имама Яралиева были прямым нападением на российскую власть: в пантюркистских кругах Азербайджана считают Дербент «оккупированной территорией». Позже выяснилось, что надругательство над могилой шиитского святого и над памятником Гянджеви было совершено по указанию директора музея «Нарын-Кала» Али Ибрагимова. Исполнение акций осуществил его давний знакомый, местный уголовник по имени Расул Халилрахманов.

Али Ибрагимов – азербайджанец по национальности – стоял и за другими пантюркистскими акциями в Нарын-Кале. В конце марта 2015 года в офисе директора музея состоялось собрание кафедры ЮНЕСКО. По факту это собрание вылилось в пиршество пантюркистской идеологии. Выступавшие на собрании делегаты из Баку договорились до того, что древние христианские храмы Южного Дагестана и Нагорного Карабаха – «памятники древних христиан-тюрков», позже «украденные у них армянами». На этом «научном» собрании «причислили» к тюркам Джума-мечеть Дербента. Самая древняя в России мечеть, основанная, по легенде, азхабами Пророка (да благословит его Аллах и приветствует) во время арабских походов в Дагестан, по мановению пантюркистской руки превратилась в «древнетюркскую».

Реставрация и сам юбилей, к сожалению, не оправдали миллиардных затрат. Выделенные Москвой на реставрацию Нарын-Калы 600 млн рублей были потрачены на то, что крепостную стену заделали «заплатками» из кирпича, сляпанного на близлежащем кирпичном заводе, а затем залили сверху смесью отвратительного жёлтого оттенка. Профессиональные реставраторы, видя это, хватались за сердце. Зато оставили в неприкосновенности рынки-барахолки, которые вылупились возле Северной крепостной стены в начале нулевых годов и до сих пор вредят городу и музею плодами своей «жизнедеятельности». Не тронули и проезд между этими рынками, вырубленный прямо в Северной стене в нулевых годах. Одним словом, реставрация Дербента была не работой, а её имитацией, а сами работы – мафиозной «панамой». Однако чиновники из Министерства культуры РФ приняли эту «работу», поставив ей высший балл.

Имена этих людей известны благодаря расследованиям ФСБ в Минкультуры РФ: замминистра культуры РФ Григорий Пирумов, директор Департамента управления имуществом и инвестиционной политики Минкультуры РФ Борис Мазо и директор подведомственного министерству ФГУП «Центрреставрация» Олег Иванов.Сам юбилей Дербента будет долго ещё вспоминаться дагестанцам как торжество коррупции, кумовства и позора. Вспоминая это действо, дагестанцы понимают, почему в Дербент не приехали Владимир Путин, Сергей Меликов, Рамзан Кадыров и другие люди, которые изначально планировали посетить праздник древнейшего города России.

Что роднит «культурных» чиновников с ИГИЛ (запрещена в РФ)?

Уничтожение историко-культурного наследия России основано на корыстных мотивах. В этом чиновники похожи на бандитов из ИГИЛ, с территорий которого на мировой рынок поступают исторические реликвии из разрушенных музеев Сирии и Ирака. Российские вандалы схожи с ИГИЛ ещё в одном пункте: уничтожая историческое прошлое Юга России, они делают из молодого поколения манкуртов бездумный человеческий материал для бандитских ячеек. Так тот, кто разрушает историю, создаёт в России условия для мировой войны (Из статьи Гасана Вердиханова «Лишающий мир истории и искусства приближает его к глобальной катастрофе»).

* ИГИЛ — запрещена в России решением Верховного суда РФ

Shery Pashayrin

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

0

Метки:

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован.

 

Отправляя комментарий, я принимаю Пользовательское соглашение